Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
Ликвидируем политическую монополию » Версия для печати
Президентская диагональ, или День Сурка отменяется
2005-02-02 Вадим Кипелов
Президентская диагональ, или День Сурка отменяется

Реформа региональной власти

Еще в сентябре прошлого года, после известного заявления Путина и последовавшей отмены досрочных выборов губернатора Титова стало ясно, что именно Самара станет полигоном для реформы региональной власти.

Сразу после законодательного оформления реформы эта почетная роль была подтверждена, причем самым неожиданным образом.

Убедившись в долгожданном завершении карьеры Константина Титова, самарская региональная элита облегченно вздохнула. Заклятые друзья и особо приближенные недруги губернатора совсем уже было затеяли междусобойчик для решения вопроса о власти. Полпред Кириенко должен был при этом проследить, чтобы Среднее Поволжье осталось традиционной вотчиной российских либералов. «Совершенно понятно», что роль федерального центра оценивалась при этом очень высоко, но только в смысле отступных.

И вдруг как гром среди ясного неба — утечка о том, что среди потенциальных кандидатов Кремля замечен некто Алексей Пантелеев, бывший полковник Генштаба и ГРУ, а ныне вице-губернатор Московской области.

Кроме того, что он здесь родился, вырос и окончил среднюю школу, других связей Пантелеева с Самарской областью и тем более с региональной элитой пока не выявлено.

Тем не менее, столичные политологи оценили возможность такого шага Кремля как вполне реальную, а региональная пресса забила тревогу. Депутаты областной думы немедленно начали клясться, что встанут грудью на защиту родного региона. Причем так громко, будто кто-то уже сомневается в этом. Как будто перспектива возможного роспуска областной думы может и впрямь напугать депутатов, которым ну абсолютно нечего терять в такой ситуации.

Даже отдельные работники самарской прокуратуры включились в обсуждение с многозначительными намеками, что есть «материалы» по периоду пребывания Пантелеева в области. По всей видимости, еще в средней школе амбиции будущего претендента вызывали подозрение у руководства обкома.

Впрочем, роль прокуроров не следует недооценивать. Буквально через три дня после утечки о кандидатуре Пантелеева, прокурор Московской области Иван Сыдорук сообщил журналистам, что в отношении бунтующих пенсионеров уголовных дел не будет, а во всем виноват и.о. губернатора Пантелеев, нарушивший букву закона о монетизации, по какому поводу направлено представление.

Обычно щепетильные «Ведомости» немедленно интерпретировали слова подмосковного прокурора как возбуждение уголовного дела против вице-губернатора. Что было оценено политическими экспертами как выполнение дружественным либеральным изданием срочного заказа из Самары.

Кстати, технология компрометации вполне «оранжевая» — сначала создается устойчивый имидж уголовника, фальсификатора со стажем, а затем делаются оргвыводы.

Впрочем, «Ведомости» не первое издание, обвиняющее Пантелеева в уголовщине. Два года назад, перед губернаторскими выборами в Подмосковье, газета «Завтра» разразилась на целую полосу статьей «Безграничники», в которой был нарисован зловещий образ Пантелеева как теневого босса всего Поволжья, под контролем которого идет весь криминальный трафик из Центральной Азии через Поволжье и Подмосковье в Европу. Причем «боевые братья без границ» не только помогали Бушу захватить Афганистан, но и взаимодействуют с американскими спецслужбами на Украине и в других странах СНГ.

Что только не пишут о политиках в запале предвыборной борьбы. Многое здесь не стоит внимания, кроме одного совершенно точного факта. Подмосковный губернатор и его зам действительно связаны с Поволжьем, но не с Самарской, а с Саратовской областью. И хотя вроде бы Громов поссорился с Аяцковым из-за трофейного «тигра», но вполне мог и помириться. Тогда история с выдвижением Пантелеева выглядит как продолжение вечного соперничества Самары и Саратова за лидерство в поволжском регионе.

Впрочем, можно выдвинуть и другие, не менее увлекательные версии, вплоть до геополитических. Например, приготовления администрации Буша к войне с Ираном вполне могут включать политический контроль над ключевыми регионами на Волге, которая, как известно, впадает в Каспийское море.

Однако, как гласит современная поговорка, «в политике не все так просто, на самом деле все еще гораздо проще». Дело вовсе не в фамилии неожиданного претендента, и уж тем более не в его биографии, как могут думать лишь провинциальные политики из Самары. Пантелеев — это, если не «пешка», то легкая фигура — «офицер», призванная закрыть стратегическую «диагональ» и защитить «короля» в сложной шахматной партии вокруг реформы региональной власти.

Нет сомнения в том, что Кремль действительно желает изменить статус-кво в ключевом регионе, где политический баланс слишком сильно смещен в пользу «либералов», поэтому понадобился «силовик».

Выбор своего кандидата при этом достаточно грамотный. Титов строил имидж региональной власти на политической стабильности и экономическом росте крупнейшего региона. Кремль предлагает региону вице-губернатора еще более крупной, более успешной и более стабильной области — Московской. Никаких формальных возражений, кроме таинственных грехов молодости, о которых якобы знает зам. районного прокурора, региональная элита за прошедшую с начала скандала неделю так и не смогла выдвинуть.

Зато Кремль вполне может выдвинуть несколько очень сильных контраргументов, причем не силовых, а именно в русле политической логики.

Если назначать губернатором представителя одного из местных политических кланов, то или сохраняется влияние Титова, что политически неприемлемо для Кремля, или, в противном случае, резко изменяется внутриполитический баланс в ключевом регионе. А в нынешней ситуации любая политическая дестабилизация Путину абсолютно не нужна.

Поэтому проще назначить губернатора, никак не связанного с местными политическими интригами. В этом случае баланс между политическими группами поддерживался бы в рамках областной думы, статус которой резко возрастает. Кроме того, возрастает значение министров регионального правительства, которые будут назначаться именно исходя из баланса сил в областной думе. Это весомые аргументы для всех областных депутатов.

А что касается ведущих претендентов на губернаторство, таких, как бывший первый зам Титова, а ныне руководитель комитета Госдумы Мокрый, то в качестве отступного им может быть предложено место в горячем кадровом резерве Путина. Чтобы с их помощью точно так же взять под контроль какой-либо из регионов, например, ту же Саратовскую область.

Разумеется, такой механизм поддержания баланса сил в регионах и в целом в стране потребует регулярной ротации губернаторских кадров, чтобы они не успевали обрасти коррупционными связями. Он подразумевает более высокое качество контроля над вновь назначенными губернаторами со стороны президентских полпредов. Но именно в такой конфигурации, когда полпредство отвечает именно за контроль, а не за подбор кадров, его роль будет более эффективной.

Путин не может не чувствовать, что действовать дальше в логике «хотели как лучше, а получилось как всегда», просто смерти подобно. Собственно, его инициатива о назначении губернаторов исходит из желания сломать эту дурную бесконечность, этот вечный и нескончаемый «День Сурка».

Но для этого недостаточно чисто формальных изменений, нужно сломать не только форму, но и содержание политических процессов — чубайсовско-волошинско-сурковский механизм воспроизводства ельцинской политической элиты.

Применительно к региональной и местной власти этот механизм заключается в создании для дележа власти и собственности вертикально интегрированных коалиций, включающих лидеров областной элиты, функционеров полпредства и кого-то из «комендантов башен Кремля».

Этот механизм был бы не так плох, но временные коалиции уже превратились в постоянные политические фронты. Формирующиеся на глазах «вертикально интегрированные политические холдинги» раскалывают не только федеральный центр, но и Россию.

В политической схватке нескольких «ферзей», «король» оказывается не только незащищенным, но и потенциально лишним. Поэтому вполне естественным является желание президента радикально изменить правила такой, невыгодной ему политической игры. Вместо «политической вертикали» он вполне может опереться в региональной политике на три «диагонали».

Одна «диагональ»: президент-премьер-губернаторы-мэры, вторая: президент-администрация-полпреды-региональные министры, третья «диагональ»: президент-партия-региональные депутаты-местные советы.

Каждая из «диагоналей» будет контролировать и все политические «вертикали», и все «горизонтали» на уровне федеральных округов, регионов и муниципалитетов.

Кроме общеполитических соображений, есть еще один аргумент в пользу того, что утечка из Кремля может быть свидетельством нового политического подхода, а вовсе не повышением ставок в торгах «питерских» с «самарскими» по поводу отступных.

С уходом Пантелеева в Самару или в другую крупную область, освобождается ключевой пост в крупнейшем после Москвы субъекте Федерации. Ради поддержания стабильности губернатор Громов сохранит политический контроль, но получит кадровое подкрепление напрямую из Кремля. Кадровая ротация в самых важных регионах вполне может производиться поначалу на уровне вторых, а не первых лиц.

Если такая схема сработает в Подмосковье, то следующим естественным шагом может стать замена вице-мэра Шанцева на человека из Кремля, причем исходя из логики выдвижения Пантелеева в Самару, на Москву тоже необходим «силовик», причем из северной столицы.

Следующим естественным шагом становится ротация облеченных доверием Кремля «вторых лиц» исполнительной власти в национальных республиках. В некотором смысле, это может быть повторением советского опыта «вторых секретарей», но на вполне правовых основаниях.

Самое главное в возможных изменениях, это — не фамилии конкретных исполнителей, и не даже не юридическая или политическая форма назначения, а содержание региональной политики президента. Вместо страдательной функции слабого «короля», символический ресурс которого является ставкой в борьбе «ферзей», — функция поддержания всеобщего баланса, активной борьбы против политической олигополии. В этом случае у президентской власти возникает даже не одна, а сразу три точки опоры в центре и в каждом регионе.

Однако отменять всероссийский «День Сурка» нужно все-таки сначала в Кремле, и только потом в Самаре и далее везде.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
Ликвидируем политическую монополию » Монополия
30 Арина Чайковская
Гражданское общество. Сейчас ульяновский проект «Виртуальное Гражданское Правительство» внедряется в Удмуртскую республику, Новосибирск, Красноярский край и Хабаровский край. Наши коллеги осваивают управление аналогичными порталами и наполняют картотеку чиновников своего региона.

30 Игорь Бойков
Убийство шейха. Итак, в Дагестане произошло очередное политическое убийство, ещё сильнее приближающее нас к кровавой смуте на южных рубежах страны.

30 Айрат Калимуллин
Радикальный ислам. Весной 2011 года смена руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан вызвала, мягко говоря, настающую истерию среди местных радикальных исламистов. С поста был смещен муфтий Гусман Исхаков.

29 Олег Неменский
Вопросы национализма. Идеология мультикультурализма направлена против культуры как общенационального явления, отрицает единый культурный стандарт внутри национального государства.

29 Георгий Волков
Казацкий вопрос. При проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году решением Правительства РФ было дано разрешение желающим в графе «национальность» писать «казак», таким образом, впервые в послереволюционную эпоху на официальном уровне определялось право казаков на этническую самоидентификацию.

28 Семён Резниченко
Судьба Кавказа. Кавказцев несомненно ждёт разная судьба. Остановимся в начале на самой малочисленной группе. На тех, кто выберет европейский образ жизни. Они не будут иметь достаточного влияния на свои этносы.