Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
МНЕНИЯ » Версия для печати
2007-07-05 Моисей Гельман
По стопам Карла Великого к глобальной безопасности

В конце первого тысячелетия нашей эры Карл Великий, дабы пресечь жульничество в торговле, ввёл на подвластной ему тогда территории нынешней Западной Европы государственную единицу измерения длины. Она представляла собой размер стопы Его Императорского Величества. Так появился фут, по-английски — ступня. Похоже, это и стало началом государственной и международной метрологической политики соблюдения единства измерений, международной их стандартизации. Такая политика направлена на то, чтобы, к примеру, килограмм картошки в Нью-Йорке и Нью-Васюках весил одинаково. Это достигается при помощи международного эталона массы, по которому через его копии во всём мире периодически поверяют весы и гири.

О проведении общей политики единства измерений многие страны договорились еще во второй половине ХIХ века, после чего были созданы международные эталоны множества единиц физических величин.

Разнобой в этом деле спустя тысячу лет чреват последствиями, по тяжести уже не соизмеримыми с потерями населения от торгашеских махинаций. В конце 1984 г. «Боинг-767» канадской авиакомпании чудом избежал катастрофы. Пилоты еле посадили самолёт на подвернувшуюся, к счастью, под руку пустующую автодорогу. На высоте 10 тысяч метров разом отказали двигатели, так как внезапно иссякло горючее. Причиной явилась разница в градуировке приборов контроля наличия керосина в баках в… четыре раза: у канадцев — в галлонах, в Европе (за исключением Великобритании) на автозаправщиках в аэропортах — в литрах. Это обстоятельство при заправке по какой-то причине упустили из вида, и баки авиалайнера оказались полупустыми. Подобные происшествия, причем, с более тяжкими последствиями, случались не единожды.

Этот случай приведён для того, чтобы напомнить: измерения — важные процедуры контроля и распознавания различных процессов, явлений и объектов. Однако не каждый осознает опасность разнобоя в их оценках сегодня. Например, при автоматическом распознавании следов сгорающих в атмосфере остатков, скажем, мирного искусственного спутника Земли. Ведь их вполне, как это не раз бывало, можно спутать с подлётными характеристиками боевой ракеты. И если предпримут «ответные» меры, то…

Словом, судьбы современного человечества всё больше зависят от международного метрологического взаимопонимания. Поэтому весьма актуальна разработка межгосударственной политики, опирающейся на единообразие и высокую точность методов и средств контроля, чтобы во имя безопасности на Земле безошибочно распознавать и идентифицировать современные процессы и явления. И не только в военной сфере, где необходимо единство контроля над состоянием современных вооружений и других систем, но и также и относительно всех процессов, протекающих на территориях, акваториях и в околоземном пространстве. В пределах государственных границ конкретной страны и вне этих границ.

Мир стал заложником многих своих научно-технических достижений. Прежде всего, атомных электростанций. Так называемый «мирный атом» сделал бессмысленным дальнейшее увеличение мощи оружия. Теперь катастрофически поражающий ракетный удар может быть уже нанесён и неядерными средствами. Достаточно успешной ракетной атаки с помощью обычного фугаса по какой-либо АЭС, чтобы не только целое государство, но и континент оказались пораженными. Причём на столетия. И для этого ракета совсем не обязательно должна быть межконтинентальной…

Чернобыль еще раз показал, что у человечества для выживания нет альтернативы всеобщему разоружению. Но оно невозможно без предварительной отработки систем достоверного надзора за состоянием уже существующего оружия. Ведь его невозможно уничтожить на Земле в одночасье.

А объективное доверие не возникает вдруг. Само по себе. Но если каждая страна будет самостоятельно создавать собственные национальные средства контроля, как это происходит в настоящее время, разнобой может привести к глобальной катастрофе. Эта проблема усугубляется тем, что далеко не идеальны и сами многочисленные методы и модели идентификации упомянутых процессов и объектов. В итоге, страдает достоверность оценок и неоднозначно трактуются результаты контроля и распознавания.

Так, по данным американских учёных, только за период с января 1979-го по июнь 1980 года система предупреждения о ракетном нападении США выдала 3804 ложных сигналов. Данные о наших «достижениях» не публиковались. Однако на этот счёт обольщаться не стоит. Вот один только факт. В феврале 1989 г. вследствие неоднократного попадания в поле зрения советской радиолокационной системы сгоравших в атмосфере остатков американского спутника морской разведки, система выдала траекторию якобы летящей в нашу сторону межконтинентальной баллистической ракеты. Ложную информацию распознали лишь… на центральном пункте управления.

Первоначальный вариант этой статьи был опубликован еще в 1990 г. Более поздними сведениями автор не располагает. Но даже если за прошедшие 16–17 лет количество обнаружений ложных объектов сократилось в мире на порядок, степень опасности для человечества от таких ошибок не уменьшилась. Ведь для ответного ядерного удара может оказаться достаточно одной-единственной погрешности.

Эти проблемы можно было уже давно решить созданием соответствующей глобальной радиоэлектронной системы контроля коллективного пользования. С использованием как наземных, так и спутниковых систем слежения. Причем такая единая система для оперативного устранения ложных ошибок и предотвращения опасных решений должна эксплуатироваться совместно специалистами стран — участниц соглашения о международном контроле. А для уменьшения вероятности ложных ошибок подобные системы должны работать по единым, наиболее точным и метрологически аттестованным методам и алгоритмам.

Первый шаг в этом направлении сделал недавно Владимир Путин. Как известно, он предложил Соединённым Штатам вместо размещения новых радаров в Польше и Чехии совместно использовать Габалинскую радиолокационную станцию в Азербайджане. Если Дж. Буша и его администрацию действительно беспокоит Иран, то российское предложение выгодно со всех точек зрения. Во-первых, в Габалах намного лучше радиообозримость территории Ближнего и Среднего Востока. Во-вторых, станция уже существует, что не потребует новых затрат времени и средств на создание новых РЛС в Европе.

Если Габалинская РЛС по каким-либо причинам США не устроит, думается, можно будет предложить ещё и совместное использование РЛС в Беларуси, Украине и России, но в обмен на постоянное присутствие специалистов этих стран в качестве операторов на базовых пунктах слежения НАТО, включая США. Таким образом, речь будет идти об интеграции национальных и межгосударственных систем контроля в единый комплекс.

Не согласившись и на такое предложение, США продемонстрируют всему свету свою неискренность в заботах о судьбах мира. Ну а если согласятся, то тем самым будет положено начало созданию глобальной системы слежения за пусками ракет, движением спутников и самолётов, основанной на принципах метрологического единства контроля.

В последующем, в дополнение к слежению за запусками и движением ракет, можно будет перейти ещё и к надзору за местами их установки, в первую очередь ракет межконтинентальных. Такой контроль вполне осуществим спутниковыми системами глобальной радионавигации США и России, если на ракетах закрепить радиоприёмники для непрерывного определения их координат. Результаты измерений автоматически по выделенным радиоканалам, в том числе спутниковым, будут передаваться куда надо. А сами приёмники известными инженерными методами и организационными мероприятиями можно начисто оградить от несанкционированного переноса в другое место. Непрерывная дистанционная проверка находится ли та или иная ракета в месте известной установки или её куда-то перевозят, в сочетании со слежением за запусками позволит ещё больше уменьшить ошибки контроля и тем самым повысить международную безопасность.

К участию в создании и эксплуатации таких систем необходимо будет пригласить все государства, что будет способствовать росту доверия между ними. Если же кто-то из владеющих ракетным вооружением откажется, то вызовет вполне оправданные подозрения в своих намерениях.

Если будет заключено международное соглашение о глобальном контроле над ракетами, то в отношении «отказников» и нарушителей можно будет предусмотреть различные санкции. Подобное соглашение о нераспространении ядерного оружия существует. Практичней всего работать в этом направлении под эгидой ООН.

Следует заметить, предложение Владимира Путина связано с решением ряда научно-прикладных и инженерных задач. Однако оно не получило с российской стороны должной пропагандистской разъяснительной поддержки специалистов. Увы, культура пропаганды, основанная на экспертизе проблем и популярном их изложении, в стране утеряна. Поэтому и у нас, и на Западе в прессе появилось немало откровенных инсинуаций и просто безграмотных комментариев. Один «эксперт», выступая на радио «Свобода», договорился до того, что вода, используемая в Габалах для охлаждения аппаратуры РЛС, якобы становится отравленной, и поэтому станцию надо немедленно закрыть. Хотя используемая там вода через теплообменники всего лишь охлаждает мощные радиоэлектронные лампы, не контактируя с ними, а сами эти лампы совершенно безвредны для окружающей среды.

Опыт, приобретённый при создании международной системы контроля за ракетами, можно будет затем распространить и на другие программы, имеющие значение для судеб и выживания человечества. Это уничтожение и утилизация вооружений и военной техники, конверсия военного производства, глобальное управление воздушным движением, разработки энерго- и ресурсосберегающих технологий, оптимальное управление балансами добычи и мирового потребления энергоресурсов с целью их экономии, в том числе путем построения транс- и межконтинентальных единых энергосистем, решение многочисленных экологических проблем, медицинские программы и многое другое.

Международное единство контроля избавит всех нас от смертельно опасных случайностей и неслучайностей. Объективной и более твёрдой станет основа для взаимного доверия, что позволит использовать людской интеллектуальный потенциал исключительно для созидания.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Свобода слова
ПОЛЕМИКА
2008-07-01 Левон Мелик-Шахназарян
Нацвопрос. Днем национального спасения в Азербайджане считают день возвращения курда Гейдара Алиева к руководству. К концу жизни Алиев обеспечил курдов непререкаемой властью в республике.
ИНТЕРЕСНОЕ