Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
МНЕНИЯ » Версия для печати
2008-02-18 Александр Машин
J'interroge
Несколько неудобных вопросов

Русские ненавидят несправедливость и жалеют несчастных. Если русский узнает о каком-нибудь вопиющем случае и сумеет преодолеть лень и апатию, он сделает всё возможное для помощи пострадавшему.

Русский считает себя крайним по отношению к каждому творящемуся злу: «Если не я, то кто же?». На русского легко навесить моральные обязательства.

Русский особенно сильно жалеет того, кто далёк от него социально или этнически. Для русского чужой уже в силу своей чуждости есть нечто хрупкое и ценное, как китайская ваза, что надо оберегать от жестокого мира, простому же русскому на роду написано терпеть: он не барин.

Русский не задаст и не одобрит вопросов, могущих прояснить дело: насколько действительно несправедливо происходящее, не сама ли жертва в нём виновата, сколько русскому будет стоить устранение несправедливости, что оно ему даст, и самое главное, — нет ли у кого-нибудь больших средств и причин исправить зло?

Тем не менее, автор возьмёт на себя неблагодарный труд задать некоторые вопросы, касающиеся известного дела Аракчеева и Худякова.

Вопросов немного. Но они есть и должны быть заданы.

Почему офицеров всё ещё защищают гражданские, которые в коллегии присяжных два раза оправдали Аракчеева и Худякова, тем самым уже дважды выполнив свой долг?

Почему это делают не люди, располагающие организацией, военной подготовкой, оружием и боевой техникой, а те, у кого этого ничего нет, кто даже лишён права это иметь?

Почему о защите Конституции — своей единственной обязанности, по отношению к которой борьба с внешним врагом и подавление мятежных инородцев — частные случаи, — не помнят те, кто должны это делать? Ведь Генеральная Прокуратура, осмелившаяся подать кассацию на приговор, основанный на оправдательном вердикте присяжных, Конституционный суд услужливо сказавший, что такое допустимо, судья, исполнивший волю чеченского народа вместо закона, — растоптали Конституцию.

Почему же военные не восстановят силу Конституции? Зачем стерпели одни тотально фальсифицированные выборы и собираются стерпеть другие? Для чего не защитят исключительные прерогативы присяжных, не вернут народу честные, прямые и равные выборы, не смирят грабящие народ монополии и этнические мафии? Зачем не возвратят народу свободу?

Почему они не перейдут с позорной и неблагодарной службы режиму на службу народу — почётную и выгодную? Почему не хотят получить от признательного народа уважение, достойное содержание и современное оружие? Почему предпочитают жить в презрении и бедности, на положении богадельни, быть периодически скармливаемыми чеченцам и вместо оружия получать пустую болтовню о перевооружении?

Почему ситуация, когда штатские защищают военных, так похожа на известную тактику чеченцев: прикрываться в бою женщинами и детьми?

Почему она же напоминает усилия некоторых вызвать сострадание к Ходорковскому и Алексаняну?

Почему абсурдность ситуации доходит до того, что людей, пришедших на митинг в защиту одних военнослужащих МВД, увечат дубинками другие?

Почему офицеров пытаются спасти не их товарищи, а посторонние?

Почему вообще военнослужащие предают своих товарищей? Могут ли быть боеспособными войска, забывшие не только о законе, но и о товариществе?

И наконец, вопрос-бонус: стоит ли народу содержать небоеспособную армию?

И тем более, стоит ли идти ради неё под омоновские дубинки?

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Свобода слова
ПОЛЕМИКА
2008-07-01 Левон Мелик-Шахназарян
Нацвопрос. Днем национального спасения в Азербайджане считают день возвращения курда Гейдара Алиева к руководству. К концу жизни Алиев обеспечил курдов непререкаемой властью в республике.
ИНТЕРЕСНОЕ