Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
Ликвидируем политическую монополию » Версия для печати
Предатели ли грузины?
2009-02-10 Гулбаат Рцхиладзе, Георгий Векуа
Предатели ли грузины?

Редакция аналитического интернет-журнала Caucasia-Experts.org (Тбилиси, Грузия)

О статье Андрея Епифанцева — «Была ли Грузия союзником России?».

В качестве предисловия:

Еще с «перестроечных» времен, когда началось «переосмысление» всего, в том числе и истории, на «многовековую дружбу народов» стали смотреть иначе, чем это было принято в советской пропаганде. Началось переосмысление и истории грузино-российских отношений как в Грузии, так и России. После распада СССР вплоть до сегодняшнего дня доминирующие в прессе публикации на тему истории взаимоотношений между Россией и Грузией как бы повторяют друг друга, пытаясь ухватиться за все «плохое», что было в этих отношениях.

Оценки важнейших моментов этой истории можно поделить на две условные части: грузинскую и российскую. Указанные оценки являются скорее выражением тех настроений, которые доминируют в политическом спектре и обществе в целом России и Грузии на фоне проблематичных двуxсторонних политических отношений сегодняшнего дня, они имеют мало общего с непредвзятым подходом и анализом событий.

Если обобщить большинство публикаций грузинских авторов, то получается, что все беды Грузии начались после подписания пресловутого Георгиевского трактата 1783 года, что за этим последовала российская аннексия, в составе Российской империи угнеталось все грузинское, советская эпоха — это лишь история репрессий, несвободы и т. д.; российские же авторы предпочитают замечать только те блага, которые Россия принесла Грузии, присоединение Грузии к России рисуется как некий гуманитарный акт, призванный «спасти» грузинский народ, в советское время грузины, ничем не занимаясь, жили лучше всех и т. д. Короче говоря, муссируются банальные стереотипы и даже сами по себе серьезные российские и грузинские исследователи в большинстве случаев оказываются не в состоянии, взглянуть на вещи объективно и признать правоту «другой стороны».

А такой подход ущербен в политическом смысле — оценка истории во взаимоотношениях грузин с русскими занимает очень большое и важное место, это не просто дебаты между отдельными ангажированными исследователями (распространяться о «супер-объективных» взглядах грузинских и российских публицистов на новейшую историю российско-грузинских отношений наверное вообще не стоит). Союз Народной дипломатии, связи с масс-медиа и общественностью Грузии, который мы представляем, не раз выступал с инициативой объединения усилий российских и грузинских исследователей с тем, чтобы совместно изучить историю грузино-российских отношений, прийти к неким общим оценкам по важнейшим вопросам, осуществить обмен информациями и мнениями. К сожалению, ни в Грузии, ни в России организацией этого дела никто не захотел заняться...

Статья Андрея Епифанцева — “Была ли Грузия союзником России? — Политическая модель выживания грузинского государства” — привлекла к себе внимание масштабом постановки вопроса и добросовестной попыткой, глубинно проанализировать объект исследования. Чувствуется, что автор статьи неплохо изучил важнейшие моменты российско-грузинских отношений. Однако при более внимательном ознакомлении с материалом А.Епифанцева выясняется, что статья в целом имеет серьезные недостатки и следовательно, некоторые важные из сделанных в ней выводов — неверны. Но обо всем по порядку.

1. Методологический вопрос.

Автор берет за основу своего исследования теорию этногенеза «великого», как он считает, Л.Н.Гумилева. В серьезной политологической литературе вряд ли можно встретить обзор теорий Гумилева, так как они никак не выдерживают эмпирической проверки. Воззрения Гумилева более чем спорны. Возьмем к примеру его интервью газете «Советская культура» от 15 сентября 1988 года, в котором он определяет «длительность жизни» наций и дает им на существование от 1200 до 1500 лет. Если следовать этой логике, то получается, что такие древние народы, как например, еврейский или китайский — должны быть уже давно вымершими... Но если даже примем ту часть гумилевской теории, на основе которого А.Епифанцев развивает свои мысли — а именно наличие т.н. «стереотипов поведения» наций, определенных присущей каждой отдельной нации спецификой исторического развития, исторических условий, то обнаруживается, что во-первых, различие Вариабельного от Универсального — в рамках политологического анализа (в том числе и при определении поведения наций/государств) вовсе не нуждается в теории Л.Гумилева, и главное, по ходу разбора статьи А.Епифанцева многократно являемся свидетелями не различия, а смешивания специфических, обусловленных эпохой и географией аспектов поведения грузинского государства/народа с универсальными характеристиками поведения государств/наций в той или иной ситуации.

Говоря другими словами, господин Епифанцев зачастую приписывает Грузии и грузинам то поведение, которое в аналогичных или же просто схожих ситуациях наблюдается (необязательно) — практически у всех народов и государств, и практически в любую историческую эпоху (когда возникает аналогичная/схожая ситуация и констелляция; т.e.: когда мы утверждаем, что-то или иное явление — универсальное, не означает, что оно обязательно должно наблюдаться в любых ситуациях и в любую историческую эпоху, а означает, что такое в принципе возможно на примере любого государства и любой эпохи).

Рассмотрим некоторые пункты, которые автор статьи рассматривает в качестве исключительно грузинского явления:

- по автору, грузины, будучи под властью иностранной державы, будь то Иран или Россия, своим поведением демонстрируют, что «с покровителем они не просто союзники или вассалы — они часть «хозяина», его лучшие друзья, наиболее преданные помощники и союзники. Они — такие же как он». Но неужели господин Епифанцев не замечает ту же Белоруссию с Александром Лукашенко во главе? Разве Белоруссия не позиционирует себя как нечто большее, чем союзник? Разве Лукашенко не представляет свою страну «такой же», как Россия и в свое время чуть было, не баллотировался на посту российского президента? Конечно, это мы упоминаем не как упрек в адрес Лукашенко и Белоруссии, ведь это вполне «нормальное» поведение, исходящее из интересов находящейся в российской политической орбите Белоруссии. Почему у г-на Епифанцева в этой связи не возникла идея, использовать метафору «рыбы-прилипалы»?.. Вспомним и Уинстона Черчилля, который на фоне ослабления Британской империи и усиления США делал упор на «англо-саксонское единство» и пытался реализовывать британские интересы с помощью большого союзника? Генри Киссинджер в своем труде «Дипломатия» метко уловил суть политики британских премьер-министров, которые умудрялись находиться с руководителями США в до такой степени тесных и доверительных отношениях, что американская сторона часто и не осознавала, что свои те или иные решения на самом деле были приняты под английскую диктовку. Можно вспомнить еще и национальные лобби в тех же США — будь то самые могущественные из них — израильские или же не такие могущественные, но все же влиятельные — албанские, армянские и проч., разве они не «часть хозяина», «его лучшие друзья»..., «такие же как он»?! А при этом осуществляют израильские, албанские, армянские и т. д. интересы...

- Господин Епифанцев «поймал» грузин еще и на том, что: «весь период нахождения под властью покровителя эта политика используется Грузией для получения для себя выгод и привилегий — финансовых, территориальных и иных, добиваясь в этом немалых успехов, по сравнению с другими терpиториями». Но ведь, допустим, персы, в свое время завоеванные арабами, оказали на завоевателей свое влияние, завоеванные китайцы — на монгольцев и т. д. Каждый завоеванный народ пытался «выкрутиться»; в деле получения выгод и привилегий некоторые народы (как упомянутые персы или китайцы) ввиду их долгой культурной истории и скажем так — «жизненной энергии» — достигали бОльших успехов, чем «другие территории», ничего удивительного и эксклюзивно грузинского в этом нет. Возьмем к примеру другие кавказские народы, допустим, армян: разве армяне не достигали вершин в среде своих завоевателей? Как известно, несколько византийских императоров были армяне. Армяне играли видную роль и в Иране, и в Османской Турции, и в условиях владычества России они достигли для себя немалых выгод... Сделать это можно только осознанием «хозяином» того, что он имеет дело с «другом»... Так что, и в этом пункте уважаемый автор ничего нового не открыл.

- В следующих пунктах автор статьи отмечает, что когда «хозяин» слабеет, Грузия пытается поживиться «за счет его собственных или подконтрольных территорий и ресурсов», при этом пытаясь, привлечь на свою сторону нового, более сильного «благодетеля», ругая старого и восхваляя нового.

Тут еще легче возразить автору: мировая история пестрит подобными фактами (примеров так много, что их перечисление может увести читателей очень далеко, отметим лишь эпизод из Кавказкой истории 18-го века, рассматриваемый самим автором — азербайджанские ханства, почувствовав, что старый хозяин — Иран слабеет, начали налаживать отношения с новым — Россией — и клясться ему в своей верности — напр., Фатали-хан). Ведущие школы политологии — реалистские, неореалистские и некоторые др. исходят из того, что государства и нации руководствуются принципами национального эгоизма, а ослабевшего всегда подстерегает опасность, что соседи при малейшей возможности не откажутся поживиться за его счет.

«Поведение Грузии» полностью укладывается в эту схему, ничем оно от поведения других не отличается. Что касается отмеченного г-ном Епифанцевым «презрительного и оскорбительного отношения» к бывшей метрополии, трудно сказать, что он конкретно имел ввиду (как увидим ниже, многое из приводимых им исторических «фактов» — просто не соответствует действительности), однако если считать «презрительным и оскорбительным» отношение «прибалтов» к России фактически сразу же после того, как они освободились от российских объятий, и Ельцин признал их в качестве независимых государств, то опять-таки получается, что мы вовсе не имеем дело с чисто грузинской спецификой.

Смешение универсальных черт поведения государств/наций со специфическими — лишь одно из упущений в статье А.Епифанцева. Еще одна серьезная методологическая ошибка — такое же постоянное смешивание и обобщение внешнеполитических решений руководителей государства с поведением представителей общественности или народа в целом на внутриполитической арене. Наверное, автору следовало бы обратить на это внимание.

Однако этим дело не исчерпывается. В случае, если мы даже согласимся с наблюдениями автора на счет исключительности наблюдаемых им явлений грузинской истории, автор скорее склонен дать этим явлениям антропологическое объяснение, смахивающее на социал-дарвинизм. Правда, автор в конце статьи оставляет открытым вопрос каузальности «поведения Грузии», он говорит, что он лишь описал явления и «не склонен к эмоциям». Однако в статье просматривается некоторое «очеловечение» страны, государства под названием Грузия — в конце же статьи автор позволяет себе несколько пофилософствовать и заявляет: «Да, наверное, с моральной точки зрения, это не самая сильная модель и от неё за версту разит предательством. Но что вообще есть предательство в политике? Всего лишь один из методов достижения своей цели. Старый и мудрый Уинстон Черчилль называл предательство особым политическим даром.

Можно ли винить Грузию за обладание таким даром? Можно ли винить рыбу-прилипалу? Вряд ли. Правда, в случае если бы я был потенциальным хозяином Грузии, то предпочел бы с самого начала четко осознавать, что являюсь не «гением чистой красоты», не примером для подражания и не солнцем, восходящим для Грузии с Севера, а всего лишь частью её традиционной политической модели, причем, именно той частью, за счет которой и будут в конечном итоге реализованы национальные грузинские интересы».

Спрашивается: если автор осознает, что дело имеет с «политической моделью», в рамках которой осуществляются «национальные грузинские интересы», то зачем без нужды поднимать вопросы из совершенно иной сферы — морали? Ну ладно, автор может назвать отдельных грузинских политиков «предателями /России/», но зачем подсовывать красиво упакованное расхожее мнение национал-шовинистических кругов России о том, что грузины — предатели, с ними нельзя иметь дело а приори?

С такой логикой лишь один шажок до фашизма, антисемитизм тоже начинался с подобных обобщений... Или как прикажет уважаемый автор, оценить «модель выживания», например, болгарского народа, с действенной помощью России освободившегося от турецкого ига, но впоследствии выступавшего против российских интересов на Балканах и в Первой мировой войне даже оказавшегося в одном лагере с Османской Турцией против России? Это тоже предательство? Или какими категориями объяснить «модель поведения» армян, восставших против Османской империи во время той же Первой мировой, увидев, что Порта ослабевает?

А как охарактеризовать поведение России в отношении Грузии, когда грузинский царь Ираклий, вовлеченный в русско-турецкую войну 1768-1774 гг. был брошен на произвол судьбы, точнее, на растерзание туркам — благо, военный гений Ираклия тогда выручил и его, и страну (аналогично этой ситуации Вахтанг VI, выступивший своим войском на стороне Петра I во время его закавказского похода в 1722г., был “кинут” Петром, который повернул свою армию назад в Россию, даже не оповестив грузинского союзника об этом вовремя. O других исторических фактах — ниже)... Можно наверное догадаться, что русофобские грузинские националисты — аналоги своих российских «коллег» — подобные факты оценивают «предательством со стороны России, русских»... Поэтому тут непригодны даже слова мудрого Черчилля о том, что предательство — особый дар, тем более, что эти слова, если правильно понимать, относятся к политикам, т.е. отдельным индивидам, а не к народам.

Но перейдем к разбору статьи А.Епифанцева уже с фактологической точки зрения. Мы выделим некоторые моменты в статье, где допущенные ошибки просто-напросто искажают исторические факты, и поэтому автор приходит к неверным выводам.

2. Реальная История

2.1. До присоединения Грузии к России

Автор статьи объектом своих наблюдений делает последние 450 лет грузинской истории, особое внимание он обращает на вторую половину 18 века, когда произошло российско-грузинское сближение (подписание Георгиевского трактата и т.д).. Суждение А.Епифанцева делится на несколько тезисов, обсудим их поочередно:

Тезис 1.: Когда Иран и Османская империя начали слабеть в 17-м веке, грузины стали искать себе нового «хозяина», поскольку эти ослабевшие «хозяева» больше «не могли служить надежной защитой грузинским княжествам»... «хозяин должен быть сильным — это закон... настолько сильным, чтобы обеспечить глобальную безопасность Грузии».

Непонятна логика автора: получается, что такие иностранные державы, как Османская Турция или Сефевидский Иран пришли в Грузию именно для того, чтобы обеспечивать безопасность Грузии... Грузины тех времен, получается, были мазохисты и им было приятно отдавать дань, в том числе и «человеческой натурой» — это считалось «защитой». Но г-н Епифанцев не объясняет, от кого эти державы защищали Грузию и от кого сама Грузия начала искать защиту своей безопасности, когда ослабли ее «защитники». Логика была бы понятнее, если бы автор сделал анализ противоречий, характерных для феодального устройства государства — конфронтацию между монархом и феодалами, в рамках которой та или иная сторона призывала на помощь к себе (а не на помощь Грузии) своих защитников — иностранных завоевателей. Но нет, автор склонен делать парадоксальные выводы, которые никак не вяжутся с элементарной логикой.

Тут же автор допускает еще одну неточность — говорит, что грузинские князья решают изменить геополитическую ориентацию страны (в сторону России). Но это не так. Не удельные князья, а центральная — царская власть, олицетворявшая государственность Грузии (грузинских царств Картли-Кахети и Имерети) была инициатором такой переориентации. Это немаловажный момент. Тут же добавим, что не только Грузия «звала» Россию, но и Россия в лице последнего царя из династии Рюриковичей — Федора Иоанновича — аж в 1585 году предложила грузинскому (кахетинскому) царю Александру союз и покровительство (письмо Федора — Александру, доставленное из Астрахани), что закончилось принятием присяги Александром и его семейством на верность Московскому царю. В 1589 году Федор выслал Александру грамоту, подтверждая принятие Кахетии под покровительство Москвы, хотя Россия тогда не смогла осуществить защиту да и с самого начала не была обязана, так как «жалованная грамота» на Руси обязательным считалась только для другой стороны, подписавшей ее, но не для русского царя).

Тезис 2: Царь Карталинско-Кахетийский Ираклий 2 оказался ненадежным союзником для России, Ираклий — «изменщик», стал «нерукопожатен» по причине того, что после подписания Георгиевского трактата 1783г. с Россией, в 1786г. подписал договор о ненападении с Османской империей, на что он не имел право, ввиду оговорки Трактата, что Грузия не может иметь самостоятельной внешней политики. Подписанию договора с турками А.Епифанцев придает решающее значение, по его мнению, турецко-грузинское соглашение оказалось причиной того, что Санкт-Петербург перестал оказывать поддержку Ираклию до того момента, когда Грузия была разгромлена Ага-Магомед-ханом в 1795 году, вследствие чего Ираклий отошел от политической деятельности и его сын Георгий стал фактическим правителем. Кроме того, после подписания Трактата Ираклий сразу же начал вести захватнические войны (Гянджа, Ереван), что не входило в планы России.

Начнем с последнего утверждения. Заранее скажем читателю, что в этой части нашей статьи мы будем опираться исключительно на первоисточники, которые даны в фундаментальном научном исследовании Ольги Петровны Марковой: «Россия, Закавказье и международные отношения в 18-ом веке» (Москва, издательство «Наука», 1966 г.), а также в сборнике аутентичных документов, изданных Валерианом Георгиевичем Мачарадзе: «Материалы по истории русско-грузинских отношений второй половины 18ого века», часть III./1, редакторы — А.П.Новосельцев, Р.В.Метревели (Тбилиси, издательство ТГУ,1988г).. А.Епифанцев прав, что Ираклий иногда злоупотреблял покровительством России и перед своими соседями кичился русским войском, однако выясняется, что военные действия, направленные против ханств Гянджа и особенно, Еревана — были вовсе не захватнического характера.

Гянджа и Ереван были принуждены Ираклием платить дань Грузии еще в 1760 году, т.е. экономические мотивы нападения со стороны Ираклия наличествовали, но не это было главным. Ираклий и страна в целом вовсе не в том состоянии были, чтобы «жить и спокойно трудиться», как нас уверяет автор статьи. Подписание Георгиевского трактата вызвало гнев и злость не только и не столько погруженного в то время в междоусобице Ирана, а в первую очередь Османской Турции — в рамках Георгиевского трактата возвращение Грузии ахалцихского пашалыка и других грузинских территорий, находящихся под османским игом, было оговорено прямо. С момента подписания Трактата турки, помимо прочего взявшие на себя функцию «защитникoв Ирана», оказывают огромное давление на Восточную Грузию, подконтрольную Ираклию.

Турки вели антигрузинскую и антирусскую пропаганду во всем Кавказе и поощряли мусульманских ханов, выступить против христиан. Маркова: «Одной из задач /турецкого эмиссара/ Халиль-эфенди было организовать выступление Еревана против Грузии. Через /полковника/ С.Д.Бурнашева /генерал-поручик/ П.С.Потемкин в феврале 1784г. советовал Ираклию следить за поведением нового ереванского хана, о двуличии которого он знал от многих своих азербайджанских конфидентов. Он (выделенные места здесь и далее наши — Г.Р.,Г.В) советовал также Ираклию занять Ереван и запрашивал Г.А.Потемкина, должно ли препятствовать туркам завладеть этой крепостью. Турки уже предпринимали к этому шаги. В Ереван прибыли послы от пашей Ахалцихе, Карса, Эрзерума и Баязета, якобы для выражения соболезнования ереванскому Уламали-хану по случаю смерти его отца. На самом же деле их задачей были переговоры о передаче крепости туркам за определенную денежную сумму» (стр.205). Интересно, что скажет на это г-н Епифанцев? Разве могли Россия и Грузия допустить передачу самой сильной на всем Кавказе крепости — Ереванской — заклятым врагам — туркам? Главное: разве не российское командование советовало Ираклию, принять энергичные меры против Ереванского ханства? Именно поэтому Ираклий пошел войной на Ереван и вынудил хана, отказаться от передачи крепости туркам.

Что касается на первый взгляд несколько неожиданного турецко-восточногрузинского соглашения 1786г. В 1785 году подстрекаемый Османской империей Умма (Омар)-хан аварский нападает на Картли-Кахетинское царство, сделав обманный маневр и неожиданно опустошив стратегически важные для экономики царства завод и рудники в Ахтале. С момента подписания Георгиевского трактата Россия так и не смогла направить в Грузию достаточное количество войск, российское командование оказалось не в состоянии пресечь хищнический набег Умма-хана. Россия ничем лучшим помочь не смогла, кроме как выступить посредником между Умма-ханом и Ираклием. В итоге Ираклий был вынужден согласиться платить Омару ежегодно 5 тыс. манатов.

Ираклий оказался в очень затруднительном положении, 14 октября 1785г. он писал П.С.Потемкину: «Откровенно скажу, ежели войском и деньгами не поможете, то мы подвержены великой крайности. Непременно требуем и просим помощи в октябре, которую вы должны исполнить, а то разорится отечество наше». А в первом полугодии 1786г., по турецким источникам, в Стамбуле было продано не менее 3.200 грузин, плененных лезгинами, осуществляющими набеги на Грузию (Маркова, стр.211). Напомним уважаемому автору статьи еще и то, что «из 24 орудий, подлежавших доставке в Грузию по Георгиевскому договору, лишь 14 орудий были подвезены с помощью осетин к границам Грузии, и то только через пять лет после заключения договора» (Маркова, стр.213). Слух, распущенный в конце 1785г. о том, что на Кавказ для осмотра войск скоро прибывает сам князь Г.А.Потемкин, так и остался слухом.

Возможно, какой-либо другой правитель на этом фоне действительно признал бы свое поражение и отказался бы от дружбы с Россией, но не Ираклий — Патара Кахи, гордость всей прогрессивной Грузии, любимец народа, своих современников! Автор статьи его упрекает в сговоре с турками за спиною русских (вообще интересно, что современные грузинские националисты упрекают Ираклия в русофильстве и «порабощении» Грузии Россией, а еще оказывается, для некоторых русских он такой же «предатель»), однако посмотрим, как все было в действительности. Правда состоит в том, что Ираклий не делал ни шагу в отношениях с турками, не согласовав свои действия с российской стороной. Опять на основе первоисточников: «Для ослабления напряжения в Закавказье руководители русской дипломатии прибегли к переговорам Ираклия с пашой Ахалцихским Сулейманом.

Г.А.Потемкин писал императрице, что с ее соизволения царь Ираклий для выигрыша времени примирился с пашой Ахалцихским. /.../ Турция вступила в переговоры с царем Ираклиeм о мире и дружбе. Эта турецкая «дружба» имела своей главной целью разрыв связей Картли-Кахетии с Россией, изгнание русских из Закавказья и затем полное подчинение Восточной Грузии Турции. Уверенное в крушении этих планов, русское правительство не только не опасалось мирных переговоров Ираклия с Турцией, но, как видим, само наводило на них. Документы, сохранившиеся в архиве Потемкина, дают отчетливое представление о позиции Ираклия во время этих переговоров. Для него вопрос заключался только в том, чтобы обезвредить турок до прихода русской помощи» (Маркова, стр.228). Ираклий подписал с Сулейман-пашой договор, согласно которому обязывался не держать на своей территории более 3-х тысяч русских солдат — в мирное время, в военное время — имел право защищаться своими и русскими войсками. Этот пункт вызвал некоторое недовольство Г.А.Потемкина, однако 10 декабря 1786г. он написал Екатерине Великой: «Хотя царь /Ираклий/ в пункте числа войск поступил далее, нежели мог, но как сие уважение не заслуживает, то и можно извинить его неосторожность, от торопливости происшедшую» (Маркова, стр.230).

Дальнейшие события развернулись следующим образом: Турция продолжала плести интриги и давить на Ираклия. «Окончательные условия ратификации договора были изложены в письме Сулейман-паши от мая 1787г.: удалить чужеземные (т.е. русские) войска, уничтожить новую дорогу в Россию, не заключать союзов с другими государствами и прислать Султану заявление о своей преданности» (Маркова, стр.231). Несмотря на то, что многие из ближайшего окружения Ираклия советовали ему, согласиться на условия султана, царь отказал туркам, остались при договоре о ненападении. В конце концов, Россия, сама не желавшая иметь второй фронт на Кавказе во время русско-турецкой войны 1787-1791гг., в спешном порядке отвела свои войска назад и уничтожила крепость Владикавказ (крепость восстановили лишь к 1795г).. Отвод войск был мотивирован заботой о безопасности Картли-Кахетии, дабы не столкнуть ее с Турцией (князь Потемкин 22 августа 1787г. Екатерине: «Ираклию удобнее будет себя обезопасить через сношение с пашой ахалцихским»).

В этой связи развенчивается миф, непонятно почему вымученный А.Епифанцевым, что после подписания договора о ненападении между турками и грузинами в 1786г. Ираклий стал в глазах России «изменщиком» и «нерукопожатным». Неверна версия автора статьи и в той части, что якобы Ираклий отошел от дел после Крцанисской катастрофы 1795г. и лишь после этого Россия стала вновь оказывать поддержку Грузии. В 1796 году грузинский царевич Александр тщетно пытался взять Гянджу. Неудачей окончилась и осада Гянджи карабахским ханом Ибрагимом. И лишь один только слух, что к Гяндже приближается лично Ираклий со своим войском, вынудил гянджинцев пойти на переговоры (Маркова, стр.291). Этот факт не оставляет впечатления того, что Ираклий отрешился от политики. Ираклий продолжал давать инструкции и своему послу в России князю Чавчавадзе. Но есть еще более убедительнoe свидетельство, что Ираклий до конца своих дней продолжал управлять страной и русские имели дело именно с ним — в рескрипте императора Павла от 5 января 1797г. генералу Гудовичу говорится: /с царем Ираклием/ «соблюдать всякое пристойное сношение» (Маркова, стр.294).

Тезис 3: После того, как был подписан Георгиевский трактат, Ираклий стал унижать своих бывших благодетелей — иранцев, иранцы были разгневаны, в том числе и по этой причине. Над Ираном, оказывается, «другие народы смеялись», видя с каким «крайним презрением» Ираклий и его подданные относятся к персам.

Читатель наверное уже устал читать опровержения элементарно надуманных А.Епифанцевым фактов реальными фактами. Но что поделать, мы тем более устали писать об этом, однако — правда превыше всего. Непонятно, где автор статьи вычитал об оскорбительном отношении Ираклия к иранцам. Сам автор признает, что у Ираклия были прекрасные отношения с Керим-ханом Зендом. Еще бы: Ираклий оказал ему неоценимую услугу — разбив и пленив главного конкурента Керима — могущественного правителя Тебриза — хана Азата, передал его Кериму. Керим-хан Зенд к концу 1750х гг. объединил иранские земли (за исключением Хорасана) — вопреки информации А.Епифанцева, что объединение Ирана произошло лишь при Ага-Магомед-хане Каджарском (Ага-Магомед лишь постепенно реинтегрировал опять распавшийся после смерти Керима в 1779г. Иран, как и в свое время Керим-хан реинтегрировал основные провинции Ирана, распавшиеся после убийства Надир-шаха в 1747г).. Не мог опытнейший и искуснейший царь-дипломат Ираклий так поступить.

Ираклий не то что не оскорблял, но не стал недооценивать Иран даже после подписания Трактата в 1783г. Когда Ага-Магомед-хан стал усиливаться, для Ираклия это не стало незамеченным. Еще до того, как Г.Потемкин и П.Потемкин в начале 1787г. направили к хану посланцев с ценными подарками (в эту делегацию входил и посланец Ираклия — Заза Сологашвили), Ираклий уже имел контакт с ним через князя Захария Цицишвили, «которого /Ираклий/ посылал к Ага-Мухаммеду-хану с подарком и уверениями в дружбе. Через Цицишвили Ага Мухаммед-хан просил Ираклия содействовать заключению союза его с Россией. В благодарность за посредничество Ираклию была предложена дружба и территориальное вознаграждение за счет Северного Азербайджана» (Маркова, стр.217).

Ну как Вам, «оскорбленный» Иран и его хан? Конечно, Ирану никак не могло понравиться решение Ираклия, стать российским вассалом, и представитель Каджарской династий Ага-Магомед, перенесший столицу из далекого Шираза на север, ближе к Кавказу — в Тегеран, никак не смирился бы с потерей Восточной Грузии, но зачем искажать картину и вешать на грузинского царя странные ярлыки (тем более, потом на основе этих ярлыков объясняется «модель поведения» грузинского народа..).?

Главный вопрос — почему Россия?

Так почему же Карталинско-Кахетийское царство под Ираклием стремилось к союзническим отношениям с Россией? А.Епифанцев оказался неправ, пытавшись объяснить это стремление лишь коварством грузинского царя, которое переносится и на поведение грузин как народа. Но должен ведь быть какой-то мотив, объясняющий ответственейший шаг Ираклия. Во-первых, на вечную благосклонность со стороны Ирана, тем более после смерти Керим-хана и упадка династии Зендов, Ираклий рассчитывать не мог — вот уж действительно «ничто не вечно под луной» (как говорит г-н Епифанцев). Но почему в качестве главного союзника выбиралась именно Россия? Г-н Епифанцев утверждает, что лишь потому, что Россия была самая сильная из всех возможных хозяев грузин. Но Россия так усилилась лишь к концу правления Петра Великого. Мотив — «хотим самого сильного» — не может служить единственным объяснением «поведения» грузинских царей, которые, как известно, еще задолго до Петра пытались наладить союзнические отношения с Россией (мы уже упомянули об Александре Кахетинском). Да и при Петре Россия еще вовсе не была самой сильной державой в кавказском регионе. Так почему же именно Россия стала выбором грузин?

Объяснение тому — религия. Автор статьи упоминает о религиозном факторе, как лишь об уловке в дипломатическом арсенале Ираклия с целю разжалобить императрицу Екатерину. Но это отнюдь не так. Как раз Российская империя использовала фактор единоверия как дипломатическое оружие, с помощью которого можно было эффективно воздействовать на христианские чувства грузинского царя, да и всего народа. Обратимся опять к документам.

В одном из интереснейших документов Российской империи, касающегося Грузии второй половины 18-ого века, — составленном между 4-м и 25-м ноября 1768 года, а документ озаглавлен так — «Разсуждение о способах, какими грузинцы преклонны быть могут к восприятию участия в настоящей с Портою отоманскою войне», помимо прочего говорится: «Привычка грузинцов к беспокойному житью и к воинским упражнениям и подвигам, одинакое исповедание веры с господствующею здесь, происходящее от того (!!) в них ко всероссийскому императорскому двору усердие и доброжелательство к российскому народу, надежда при составлении общественнаго с здешнею империею против Порты отоманской дела, лутчия получить успехи, нежели какия имели, по невозможности употребления ныне против их великих с турецкой стороны сил, прислужность к здешней стороне, могущая им приобресть для будущаго времяни разныя и прочныя выгоды — все сие, кажется, долженствует облехчить употребляемое старание к преклонению их в настоящей войне возыметь участие.

Если может произойти какое-либо затруднение, то, чаятельно, скоряе от грузинскаго владетеля Ираклия, нежели от Соломона имеретийскаго. Ираклий, имея нужду защищать свое владение только от лезгинцов, а от турков будучи отделен владением Имеретийским, от котораго в такое время, когда нет на оное наступления, не вспомоществуется ли и против лезгинцов, совсем не чувствует тягости турецкаго соседства /.../ Но поколику теплота веры в грузинцах великая, то Ираклиево упорство может преодолено быть устрашением его и в совести..». (Мачарадзе, стр.287).

Как говорится, комментарии — излишни. Подобными «устрашениями» полны письма императрицы и ее представителей, адресованных Ираклию II-y и Соломону I-y. Соломон, в свою очередь, 20 октября 1766г. писал кизлярскому комендантy Н.Потаповy, передать его просьбу Екатерине в связи с требованием турецкого султана, легализовать запрещенную Соломоном торговлю пленниками — турки к этому моменту уже разорили Имеретию по указанной причине и взяли в плен 800 человек. Имеретийский царь заявляет, что предлагал султану больше золота и другой дани, лишь бы не продавать «христианских душ», однако султан ему отказал. Соломон просит российскую императрицу о помощи, но вовсе не в таком понимании, в каком А.Епифанцев понимает «зов Грузии» — западногрузинский царь хочет не вовлечь Россию в действия против Турции, a создать такую ситуацию, чтобы «пленников туркам не продавать», «но буде салтан на оное силою станет наступать и принуждать к продаже им христиан, то я ни для чего поступить не намерен на такое душепогубное позволение своему народу и лутче желаю лишится всего богатства и величества нежели душу свою погубить и себя в порицании оставить. И в таком случае, ежели паче чаяния не удастся мне выше означенное преодолеть, я намерен мое царство оставить и прибегнуть под протекцию благочестивейшей и всемилостивейшей государыни..». ...И просит Екатерину обеспечить его переселение в Россию вместе со своими «князьями, дворянами и служителями» (Мачарадзе, стр.228). Какой-нибудь другой царь, в рамках «поведения» своего народа, может быть, согласился бы на требования султана — подумаешь, какие-то там пара сотен пленников и пленниц для султанского гарема — однако не Соломон — христианин!

Армянский историк конца 19 — нач.20 в.в. Арахел Бабаханян (Лео) считал, что воцарение после длительного перерыва (с1632г. в Тифлисе сидели омусульманенные цари) Теймураза II и его сына Ираклия II в Восточной Грузии (1744г). в качестве христианских правителей открывала новую страницу в грузинской истории, что было весьма важно и для армянского народа, так как в Грузию «возвращались времена Вахтанга VI, когда в Картли и Кахетии господствовала христианская политика» (цит. по М.Думбадзе: «Освобождение Картли-Кахетии от иранского владычества», Очерки истории Грузии, т.4, Тбилиси 1973, стр.603). А английский путешественник Ханвэй отмечал, что после смерти Надир-шаха царь Ираклий имел хорошие шансы стать шахом Ирана, однако в победе наряду с позицией Османской империи ему мешала его принадлежность к христианской вере (Jonas Hanwey, Zuverlässige Beschreibung seiner Reisen, von London durch Russland und Persien. Hamburg und Leipzig 1754, S.427). Видимо, Ираклий не захотел «мимикрировать» даже ради шахского престола и не отрекся от Христа — вопреки представлениям А.Епифанцева о нем.

В принципе секретом никогда не был мотив единоверия в сближении Грузии с Россией, даже в атеистическую советскую эпоху, однако перечисленные выше документы дополнительно подкрепляют известную истину, проигнорированную г-ном А.Епифанцевым: основной причиной российского выбора грузинских царей была христианская вера, фактор единоверия русского и грузинского народов.

2.2. Грузия в составе Российской империи и СССР. Первая грузинская республика 1918-1921гг.

Об этой части статьи А.Епифанцева мы выскажемся относительно коротко — тут меньше сюрпризов и больше типичных стереотипов — в имперскую эпоху на Грузию «сошла Божья благодать», а в советское время — сами знаете: грузины жили «лучше всех других», не заслуживая этого, в подтверждение мыслей автор приводит несколько анекдотов. Абхазию Сталин и Берия заселили грузинами (при этом не упоминается, когда, куда и почему исчезла значительная часть этнических абхазцев. Если читатель не знает, пусть ознакомится с перипетиями русско-турецкой войны 1877-78г.г., с протурецкой ориентацией и последующим «мухаджирством» тогдашних абхазцев), а Южную Осетию «подарили» Грузинской ССР. Что нам делать — опять отвечать на одни и те же примитивные заявления, почти ежедневно появляющихся в российских СМИ? Наверное, нет смысла: никто иной, как сам В.В.Путин после августовской войны заявил в интервью западным СМИ, что те, которые считают Южную Осетию и Абхазию частью Грузии — сталинисты. Вот так, просто и конкретно. Главное, чтобы обыватели на Западе услышали то, что созвучно их ушам и не требует лишних умственных напряжений, а Россия, не имея собственной идеологии, должна понравиться этим самым западным обывателям, у которых в отличие от нее есть «доступ» к интерпретированию «универсальных ценностей»...

Мы хотели бы быть правильно поняты российским читателем. Мы вовсе не отвергаем те положительные моменты, которые сопровождали нахождение Грузии в составе Российской империи, а затем СССР. Более того, считаем, что позитивные моменты преобладают и перевешивают негативные. Но когда речь идет об истории, о причинно-следственном анализе исторических явлений, недопустимо делать упор лишь на одних фактах, игнорируя другие.

В данном случае, когда А.Епифанцев явно проигнорировал много важных исторических фактов, без учета которых невозможно сделать далеко идущие выводы, мы вынуждены акцентировать именно эти факты — сам автор не упоминает, например, о том, что относительно мягкий приговор участникам заговора грузинской аристократии в 1832г. не исчерпывается скорым одарением этих участников военными чинами — сам по себе указанный факт может быть и парадоксален, но следовало бы добавить, что некоторые из помилованных заговорщиков затем сыграли немаловажную роль в победе над Шамилем, включая его пленение (например, Г.З.Орбелиани — с 1843г. правитель Аварского края и командир русских войск, дислоцированных в Дагестане). Грузины получали свои награды, как говорится, не за красивые глаза, а за военные достижения на службе российского императора (в целом более 1 тыс. грузин, участвовавших в войнах с Наполеоном, Шамилем, с Турцией или же в Первой мировой — награждено орденами и медалями Российской империи — см. Н.Г.Джавахишвили: «Грузины под российским флагом», Тбилиси, 2003 г.).

Хотелось бы особо отметить одно явление: когда грузинскую аристократию 19 века упрекают в ненадежности для России (об этом в свое время писал и известный своими антигрузинскими мыслями и действиями К.Затулин), следовало бы учитывать две вещи: 1) грузинская аристократия была грузинской и ее не надо упрекать за то, что время от времени в ее среде созревала мысль о необходимости независимости Грузии, от этого грузины не становились врагами России, стремление к независимости своей Родины — не тождественна измене России; 2) нет ни единого случая, чтобы грузины, неся службу в армии Российской империи или Советского Союза, занимались саботажем или какими бы то ни было предательскими действиями. Совсем даже наоборот — грузинские отряды или отдельные солдаты и офицеры в рядах русской армии были надежной опорой России в любой войне.

Автору надо было бы отметить и такие моменты, как расцвет в России конца 19 — нач.20 в.в. шовинистических и ксенофобских настроений (как и во всей Европе), а это в отношении Грузии выразилось в запрещении грузинского языка (с 1885г) во всех учебных заведениях, грузинский назывался «собачьим» языком, были ликвидированы остатки автономии в административном управлении, ведущие тогда российские журналисты типа Каткова высмеивали национальные чувства грузин и т. д. Параллельно этим процессам среди грузин повышалось национальное самосознание, как и среди многих других народов империи. Без учета всех этих факторов будет трудно, давать правильное объяснение последующему поведению грузин и Грузии.

А.Епифанцев прав в том, когда первую грузинскую республику 1918-21г.г. считает псевдонезависимым государством. Действительно, то, чем занималось тогдашнее меньшевистское правительство, это поиск нового покровителя. Меньшевики не очень рвались превратить Грузию даже в формально независимое государство — независимость была объявлена лишь 26 мая 1918г., но разве Грузия имела какой-либо шанс, обойтись без покровителя, находившись в тисках между двумя гигантскими для нее силами — Россией и Турцией? Конечно же, нет. Правила геополитики гласят (и это прекрасно знал упомянутый автором статьи Макиавелли), что выгоднее найти себе союзника (в данном случае покровителя), который не имеет с тобой общих границ и следовательно, не может иметь к тебе территориальных притязаний в отличие от соседей. Такими силами были Германия и Англия. Ничего удивительного в том нет, что в качестве покровителей были приглашены сперва немцы, которые действительно сыграли некоторую позитивную роль, не давая туркам развернуть широкомасштабное наступление против Грузии, а затем англичане, когда немцы в любом случае должны были покинуть Грузию, проиграв Первую мировую войну. Кстати, проигравших мировую войну немцев граждане Грузии провожали с цветами — вряд ли еще где-нибудь случилось такое в конце 1918г. Этот факт еще раз перечеркивает теорию А.Епифанцева касательно того, что грузины сразу же начинают ругать бывших благодетелей, как только те слабеют...

Непонятна логика автора статьи, когда он сперва предъявляет претензии к меньшевистскому правительству Грузии из-за вялости в вопросе объявления независимости страны и в то же время упрекает его за последующий курс, подразумевающий отделение от большевистской России. Непонятно, был еще третий путь, неведомый ни меньшевикам, ни нам, простым смертным, кроме г-на Епифанцева? Может меньшевики должны были понравиться Лео Давидовичу Троцкому, которого наш автор так усердно цитирует, и стать большевиками?

Мы вовсе не выступаем в защиту в целом нелепой и неэффективной политики меньшевиков Грузии, и в Сочи лезть было незачем, пусть Сочи грузинский топоним (означающий «сосну») и Грузия имела больше исторических прав на эту землю (еще при царице Тамар входящую в состав единой Грузии), чем Россия, да и слишком полагаться на англичан, а затем на филькину грамоту, подписанную Москвой, не имело смысла, однако не стоит обвинять грузинское правительство в надуманных грехах. Автор упоминает, что Грузия находилась не в ладах со всеми своими тогдашними соседями, но забывает о той же Армении, которая была в аналогичном положении. Ну оставим Армению в покое и сравним ту ситуацию с современной Грузией — Грузия, вопреки теории о «стереотипе поведения», в отличие от 1918 года живет в мире и добрососедстве со всеми своими соседями кроме одной. Да и внутренние этноконфликты разгорелись только на тех территориях, которые непосредственно граничат с этим одним соседом и имели дарованные большевиками автономный статус. Ну и какие теперь выводы мы должны сделать? В любом случае не тe, о чем наверное вдруг подумал наш читатель, исходя из теории А.Епифанцева.

Одна деталь не может не развеселить историков — автор статьи пишет: «Армяне до сих пор не понимают как, одержав победу в двухнедельной армяно-грузинской войне 1918 года, заняв Ахалкалаки и Лори, двигаясь маршем на Тбилиси и не встречая серьезного сопротивления, Армения вдруг оказалась проигравшей стороной в мирных переговорах, на которые разбитая ими Грузия пригласила англичан?». Прочитав это, один из нас воскликнул: «О Грузия! Оказывается ты — не страна поэтов, а страна Талейранов!»... Действительно, кому такое удавалось после Талейрана, обеспечившему даже более чем приемлемые условия для проигравшей войну Франции? Конечно же, мы были бы очень рады и горды за нашу страну, если бы она имела таких талантливейших дипломатов и такой «стереотип поведения», чтобы проигранные войны превращала в дипломатические победы, однако такого в Грузии пока к сожалению не было.

В действительности дела обстояли так: дашнаковские вооруженные силы, в рядах которых были и деникинцы, неожиданно, можно сказать — вероломно — вторглись в Грузию в декабре 1918г., в пограничном Садахло перебили спящих в вагоне и ничего не подозревавших грузинских пограничников и развили быстрое наступление в глубь грузинских территорий. Поначалу они действительно не встречали почти никакого сопротивления. Однако контрмеры грузинских вооруженных сил, которым помогли местные борчалинские «татары», т.е. грузинские азербайджанцы, обратили армянские войска в бегство. Англичане вмешались в урегулирование армяно-грузинского конфликта уже на этом этапе и остановили контрнаступление грузинских войск. Вот что сообщала английская «Таймс» 10 января 1919г.: «Багдад, 1 января. Начиная с 19 декабря произошло три сражения между армянскими и грузинскими войсками: на границах Ахалкалакского уезда, у Екатериненфельда (в Борчалинском уезде) и у станции Садахло (железная дорога Тифлис-Александрополь). Все сражения окончились полным поражением армян, причем, грузины захватили множество пленных и орудия. По последним известиям грузины наступают и заставили армян отойти к Аллаверды. При этом захвачены броневики и пленные, в их числе русские офицеры». Между Грузией и Арменией установилась граница, до того имевшаяся де факто. Так что обошлось без Талейрана, грузинские и армянские офицеры после заключения мира даже немножко попировали вместе (вот уж действительно кавказский парадокс).

3. Новейший этап российско-грузинских отношений и заключительные выводы

К сожалению, А.Епифанцев допускает неточности при изложении фактов и из новейшей истории. В частности, по его информации именно Грузия была первой советской республикой, которая объявила о своей независимости. Если бы это случилось действительно так, мы в этом ничего негативного не усмотрели бы, пусть даже Грузия и была «обласканная советской властью и советским народом» — переход на этап независимости само собой не должно означать, что все хорошее забыто и отвергнуто! Однако первопроходцем «парада суверенитетов», если не считать прибалтийские республики (парламенты которых весной 1990г. объявили о своей независимости — литовские депутаты даже растоптали ногами герб Литовской ССР на мостовой, до оглашения итогов голосования висящего в зале ВС — а Эстония в марте 1991 г. подтвердила это решение референдумом), была никто иная, как Россия, аж летом 1990г. объявившая о своем суверенитете. Да и после Беловежской пущи ставшая вдруг «монетаристской» и видимо, самой «передовой-гайдаровской», Россия сама упорно «гнала» бывших республик Союза от себя подальше... Надо помнить И эти факты с тем, чтобы лишний раз не прийти к неверным выводам — не надо искать эксклюзивности грузинского поведения, если оно даже не было оправданным (в первую очередь для самой же Грузии).

Но оставим детали и сконцентрируемся на главных тезисах в конце статьи А.Епифанцева.

1. Автор статьи, видимо, сам испытывает сомнения в убедительности своей теории «грузинского поведения» и отмечает, что на новом этапе — т.е. после повторного обретения независимости в 1991г. Грузия начала действовать активно, предварительно не подыскав себе нового «хозяина». Этот факт еще раз ставит под серьезные сомнения его выводы касательно повторяемости характерного только для Грузии поведения. Из трех рассматриваемых автором переломных моментов в истории Грузии — 1)момент освобождения Грузии от вассальства мусульманских держав и перед присоединением к России, 2)отпад Грузии от России в 1918-21 гг. и 3)возникновение второй независимой грузинской республики в 1991г. — один из всего лишь трех примеров, конкретно последний, явно противоречит двум первым.

Уже поэтому говорить о «системе» в «поведении Грузии» — нельзя. Можно конечно говорить, что грузины, допустим, по сравнению с казахами или даже с украинцами куда более активно выступали за независимость, что в Грузии всегда в большей степени наблюдались центробежные тенденции и т.п. — все это будет верно, однако это далеко «не то», в чем нас пытается уверить автор.

2. В статье А.Епифанцева говорится, что прибалты в отличие от грузин всегда «давали понять», что они — «другие», а грузины все «мимикрировали» да «мимикрировали». Было бы неплохо, если автор следующий раз станет разъяснять этот биологический термин применительно к политологическому анализу. А то посмотрите, что получается: грузины, с одной стороны всегда охотно демонстрировали свою национальную культуру, историю, обычаи, происхождение, песни, танцы, утомительные застолья с тамадой и тостами (начиная простым деревенским грузином кончая членами ЦК Компартии республики), не очень-то напрягались, научиться говорить по-русски без акцента (автор статьи сам подшучивает над «грузинским» «Э») — короче, показывали, что они «другие», конкретно — грузины, и не стоит их путать с русскими, а с другой — А.Епифанцев заверяет читателей, что грузины «мимикрировали»... Как-то не вяжутся эти две вещи друг с другом. Добавим к этому спонтанные народные волнения в Грузии 1956г., связанные с именем Сталина, в тот момент игравшего роль «национального ориентира» в сознании грузин. Что-то не помнится, чтобы СССР/Россия ослабевал(а) к 1956г., но грузины как раз в тот момент проявили «модель поведения», которая не укладывается в схему А.Епифанцева.

3. Автор статьи несколько раз повторяет, что грузины сталкивали лбами великие державы, сегодня они усиленно пытаются столкнуть Россию и США. Допустим это так, тем более, что правительство Саакашвили действительно к этому стремится в рамках своих скромных возможностей, однако неужели А.Епифанцев ни разу не задумывался над тем, что Россию и Грузию уже давно столкнули лбами друг с другом те же США? А в этом им неоценимую услугу оказывали и оказывают некоторые российские политики и политические комментаторы?

4. В принципе справедливы, по нашему мнению, замечания автора статьи относительно поведения и высказываний некоторых видных представителей грузинской общественности — действительно обожаемых очень многими в России, и в порыве эмоций задевших чувства русского человека. Однако вызывает сожаление, что автор видит только негативы — цитируемое им же самокритичное заявление экс-посла Грузии в России Зураба Абашидзе — «мы превратили конфронтацию с Россией в смертельный поединок с элементами театрализованного шоу. Мы соревнуемся, кто выскажется в адрес России более иронично, более пренебрежительно, более остро» — как-то теряется в статье, как будто Зураб Абашидзе и не представляет грузинскую общественность. Этим мы хотим сказать, что в Грузии вовсе нет единодушия в антироссийском подходе. Россию и русских ценили и ценят очень многие, думается, все же большинство грузин. А пена всегда оказывается сверху. Руссконенавистнические силы в Грузии на виду, но и их российские грузинофобские аналоги — тоже доминируют в российских СМИ.

5. А.Епифанцев с некоторой долей иронии, но все же предсказывает, что исходя из «модели поведения» Грузии она лет через 15 — 20 повернется спиной к США и начнет искать нового покровителя. Мы со своей стороны не отважимся забегать на 20 лет вперед, однако можем сообщить г-ну Епифанцеву, что разочарование грузин в США было налицо уже после сфальсифицированных внеочередных президентских выборов 5 января 2008г., когда именно США больше всех постарались и «легализовали» фальшивые итоги выборов (избившим и отравленным 7 ноября 2007г. демонстрантам — гражданам Грузии власти в своей искренней тупости заявили, что против них были применены средства «западного производства и стандартов»)…

Но на переориентацию Саакашвили мы не стали бы надеяться, он, зашедший слишком далеко, всецело зависит от США, без их поддержки ему не продержаться на посту президента Грузии ни минуты, поэтому видение г-ном Епифанцевым «изрядно постаревшего Саакашвили», обратившего свой взор к России — будем считать еще одним сарказмом автора. Саакашвили либо состарится вместе с влиянием США в Грузии, либо его здесь не будет, как и американского влияния. А что касается США, если они ослабнут в достаточной степени, от них отвернутся и другие бывш. республики СССР, прибалтийские включительно (как они отвернулись от ЕС и стали «Новой Европой» в противовес «Старой»). Это универсальный закон глобальной межгосударственной системы — слабый а приори не может быть «хозяином». Главное — какие позиции будет занимать Россия, будет ли она достаточно сильной материально и в первую очередь морально, чтобы отвернувшиеся от Запада народы обратили свои взоры к ней? Или может быть Россия выберет путь «Блестящей само-изоляции» (не только в отношении Грузии)?

Это не исключено, ведь автор в своей статье делает еще одно интересное замечание — в то время, кaк Россия Екатерины Великой шаг за шагом обосновывалась на всем Кавказе и вмешивалась в дела таких далеких южных держав как Иран, оказывается, Грузия была не нужна: «Зачем России была нужна Грузия? Да в общем-то незачем». Россию — с ее искуснейшими циничными дипломатами, оказывается, «уговорил» грузинский царь Ираклий. Из-за его уговоров и пришла Россия в Грузию, а вовсе не из-за того, чтобы закрепить достигнутый в Крыму успех и продолжить экспансию к теплым южным морям... Что можно сказать на сей счет? — Наверное то, что господин Епифанцев пытается ослепить себя. Но он — далеко не единственный такой «слепой изоляционист», вместе с тем желающий величия России. Если российскую политику будут осуществлять на такой основе — «Кавказ без Грузии» — то ничего не получится: Грузия как минимум, географическая данность, при чем стратегически очень значимая. Еще раз посмотрите на карту, дорогой читатель.

Нам не хотелось бы создать впечатления, что мы наотрез отказываемся соглашаться в чем бы то ни было с автором статьи г-ном Епифанцевым. Наоборот, в статье есть и вполне приемлемые наблюдения, однако внутренне предвзятый настрой автора (в этом его выдают восклицания типа: «как вам?» «сильно?» и т.п). и радикализированные оценки своих даже правильных наблюдений вызывают у нас неприятие. В частности: в политической практике Грузии на примере политики грузинских царей 16-18 в.в. действительно наблюдается стремление найти покровителя. То же самое наблюдается на примере первой грузинской республики 1918-21гг. да и после распада СССР по сегодняшний день. Грузинское политическое мышление зациклилось на поисках сильного союзника, покровителя, который вместо Грузии урегулирует ее проблемы, обеспечит безопасность страны вплоть до того, что «вернет нам наши утерянные территории». Идея освобождения от такого покровительства и стремления к самодостаточной независимости — в грузинской политике и политическом мышлении недостаточно сильно актуализирована, в этом Грузия отличается от многих других наций мира. Все это верно — напиши автор примерно так. Но нет, он абсолютизирует эти правильные наблюдения и заявляет: «...стать независимым государством. Такого пункта в грузинской политической парадигме нет. Не существует. По крайней мере, последние 450 лет истории не дают нам ни такого примера, ни даже желания таковой пример создать».

Мягко говоря, это неверно. Упомянутый выше заговор 1832 г. имел ввиду именно самодостаточную независимость Грузии. Часть заговорщиков хотела превратить Грузию в республику наподобие Швейцарии, Франции или даже «Союзных Штатов». Другие предпочитали восстановление монархии. Все это были наивные мечты грузинского дворянства, увлеченного идеями декабристов и французских просветителей. Однако факт: хотя бы «желание создать таковой пример» в грузинской истории за последние 450 лет наличествует как минимум один раз! И объективный автор обязан отметить это.

Очень хочется надеяться, что наша критика не заденет ни г-на Епифанцева, ни кого-либо другого, а наоборот, даст толчок к сотрудничеству между российскими и грузинскими исследователями. Мы со своей стороны к этому готовы.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
Ликвидируем политическую монополию » Монополия
30 Арина Чайковская
Гражданское общество. Сейчас ульяновский проект «Виртуальное Гражданское Правительство» внедряется в Удмуртскую республику, Новосибирск, Красноярский край и Хабаровский край. Наши коллеги осваивают управление аналогичными порталами и наполняют картотеку чиновников своего региона.

30 Игорь Бойков
Убийство шейха. Итак, в Дагестане произошло очередное политическое убийство, ещё сильнее приближающее нас к кровавой смуте на южных рубежах страны.

30 Айрат Калимуллин
Радикальный ислам. Весной 2011 года смена руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан вызвала, мягко говоря, настающую истерию среди местных радикальных исламистов. С поста был смещен муфтий Гусман Исхаков.

29 Олег Неменский
Вопросы национализма. Идеология мультикультурализма направлена против культуры как общенационального явления, отрицает единый культурный стандарт внутри национального государства.

29 Георгий Волков
Казацкий вопрос. При проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году решением Правительства РФ было дано разрешение желающим в графе «национальность» писать «казак», таким образом, впервые в послереволюционную эпоху на официальном уровне определялось право казаков на этническую самоидентификацию.

28 Семён Резниченко
Судьба Кавказа. Кавказцев несомненно ждёт разная судьба. Остановимся в начале на самой малочисленной группе. На тех, кто выберет европейский образ жизни. Они не будут иметь достаточного влияния на свои этносы.