Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
Ликвидируем политическую монополию » Версия для печати
Национальные окраины Грузии. Условия распада 5
2010-02-15 Андрей Епифанцев
Национальные окраины Грузии. Условия распада 5
Грузинский вопрос

(Окончание. Начало – 1, 2, 3, 4)

Вот такая характеристика национальных регионов Грузии. Что это всё нам дает с учетом теоретической части об империях и вариантах развития ситуации?

Выводы

  • Грузия является региональной мини-империей и традиционно, на протяжении нескольких веков демонстрирует очень высокую имперскую пассионарность этнического ядра грузинского народа — потомков картлов. Степень этой пассионарности выше, чем у многих имперских народов, включая современный русский народ.
  • В настоящий момент Грузия находится в фазе развития, которая характеризуется прекращением территориальной экспансии и удержанием полученных территорий путем приведения в соответствие области проживания грузинского этноса и границ грузинского государства, с использованием открытой насильственной ассимиляции, либо искусственно созданной политики выдавливания местного населения.
  • Это очень неустойчивая и уязвимая точка. До Грузии её не могли пройти многие государства, которые в этом моменте своего развития теряли ранее захваченные территории или распадались вообще. Именно в этой точке начала разваливаться Великая Римская империя.
  • Процесс распада грузинского государства начат, но далеко не закончен. В последнее время активно накапливается критическая масса предпосылок отпадения, либо автономизации целого ряда территорий. Существует вероятность того, что в 2010 году ситуация в регионе кардинально изменится и центробежные процессы в грузинском государстве значительно ускорятся.
  • На данном этапе Грузия вошла в остро пограничное состояние, при котором в условиях отсутствия реакции внешних сил на грузинскую политику и отсутствия поддержки ими ассимилируемых народов, Грузия имеет возможность уже в среднем периоде добиться своих целей и либо полностью стереть национальную идентичность как минимум менгрелов и армян, либо выдавить их с их земель. В то же время, поддержка ассимилируемых народов со стороны их «материнских» территорий и мирового сообщества будет абсолютно однозначно и неминуемо иметь успех и в том же среднем периоде приведет, как минимум, к автономизации территорий этих этносов в составе Грузии и к её федерализации.
  • В этом случае крайне вероятно, как минимум, серьезное изменение внешнеполитического курса Грузии.

Далее.

  • Нынешний политический курс грузинского государства, а также этнические амбиции ядра грузинского этноса однозначно позиционируют Грузию, как враждебное России государство.
  • Те народы или их часть, против которых Грузия применяет антигуманные меры ассимиляции и вытеснения являются союзниками России. У России существует обязанность защитить своих союзников и право принимать ответные действия по отношению к враждебному себе и своим друзьям государству. Россия, как говорит Дмитрий Медведев, «несет ответственность за судьбу народов Кавказа» и если мы хотим быть великой державой, то эту ответственность надо реализовывать. 8 августа 2008 года Россия сделала правильный шаг, послав войска на защиту своих миротворцев, своих граждан и своих союзников. Своих надо защищать. После этого, мы в нерешительности остановились на полдороге и это дало возможность Грузии перегруппироваться и продолжить свою политику дестабилизации Кавказа, антироссийских нападок и угнетения иных народов.
  • Нам необходимо осознать, что никакие полумеры не могут служить средством достижения результата, особенно на Кавказе. Кавказ любит решительных и не приемлет полумер. Прекращение наступления российских войск в тот момент, когда грузинская армия была разгромлена, унижена и убегала, побросав подаренное Западом оружие, а Михаил Саакашвили ел галстуки, не стало ни для кого актом великодушия. Наоборот, Грузию выставили жертвой и попытались оправдать, а Россию все равно обвинили в превышении силы и в агрессии.
  • Пока будет существовать сам предмет споров, нас будут обвинять всегда, неважно делали мы это или не делали. Нам давно пора поставить перед самими собой вопрос: «Что важнее — Быть или Слыть?» При этом «слыть» мы будем всегда и при любых условиях, а «быть» — это единственный вариант достижения цели и защиты себя и своих союзников. Россия должна перейти к политике под названием «Быть»!

В соответствии с этим, России необходимо незамедлительно предпринять следующие шаги:

1. Начать широкую информационную кампанию по информированию мировой общественности о происходящей в Грузии гуманитарной катастрофе в отношении целого ряда народов.

При этом следует требовать от международных организаций принудить Грузию исполнять взятые на себя международные обязательства, международное законодательство в области защиты прав и национальной идентичности малых народов, а также ратифицировать и безусловно соблюдать ЕХРЯЯМ, либо в случае отказа — исключить Грузию из Совета Европы, т.к. именно ратификация этой хартии являлась условием её вступления туда и обеспечить условия для нормального, безопасного проживания негрузинских народов на территории Грузии.

Отдельным и обязательным требованием должно стать рассмотрение Грузией требования малых народов о самой широкой автономии в составе Грузии, в том числе, по причине существующей государственной политики страны по их ассимиляции и вытеснению. Необходимо довести до Тбилиси, что в случае отказа от предоставления им автономий, Москва оставляет за собой право признать права этих территорий на самоопределение.

Еще одним направлением деятельности по интернационализации конфликта должен стать выход на уровень народной дипломатии. Помимо правительственных и дипломатических организаций необходимо заняться информированием народных масс, чтобы люди, по крайней мере в ряде ключевых государств знали, что их правительства по политическим мотивам поддерживают страну, которая в XXI веке проводит открытую ассимиляционную политику или вытесняет целые народы. Практика показывает, что в наше время народная дипломатия приводит к очень хорошим результатам.

2. Никакое улучшение отношений с Грузией не может быть возможно и, более того, просто противоестественно принципам гуманизма до прекращения ассимиляции и вытеснения ею других народов.

3. Необходимо начать поддерживать менгрелов, выделив их из общекартвельского этноса, изменив с ними визовой режим и приложив усилия по развитию менгрельской культуры и языка. Необходимо проработать с абхазскими коллегами вопрос по предоставлению абхазским менгрелам статуса культурной автономии с возможным принятием к исполнению проекта «Двух Менгрелий».

4. Российский МИД должен приложить усилия по активизации позиции Армении и Азербайджана в отстаивании прав их национальных меньшинств на территории Грузии и предотвращении гуманитарной катастрофы. При этом, российским властям необходимо выработать совместную политику по этому вопросу и объединить усилия трех стран.

5. Россия должна приложить максимум усилий для разрешения вопроса Нагорного Карабаха. С одной стороны, как Баку, так и Ереван должны понять, что в последнее время произошла интернационализация значения конфликта и сейчас эта тема уже не является исключительно вопросом Армении и Азербайджана, но затрагивает и другие страны, с другой стороны, решение вопроса возможно только на основе компромисса обеих сторон, желательно, с переносом вопроса о статусе НК на необозримое будущее.

6. Россия должна поставить перед Турцией вопрос о грубейшем несоблюдении Грузией условий Карсского договора 1921 года в части фактической автономии Аджарии, а также о несоблюдении Турцией и самой Россией своих обязанностей гарантов и о принуждении Грузии выполнять взятые на себя международные обязательства.

Я глубоко уверен, что в случае, если подобные меры будут предприняты, они просто обречены на успех, причем, скорее всего, результат может быть достигнут довольно скоро и, в случае грамотной, активной и многосторонней раскрутки вопроса, без особого риска. Но сам по себе этот вариант не дает представления о всей картине, которая имеется в Закавказье.

Совершенно не исключено и даже, более того, очень вероятно, что мы с Вами находимся накануне колоссальных изменений в политической обстановке на Юге Кавказа. Эти перемены еще не однозначны, не до конца понятны и не конечны. Они еще только оформились. Но уже сейчас они имеют настолько серьезный структурный характер, что даже в начальной стадии приводят к изменениям и к результатам, которые были раньше просто невозможны — например, достижение договоренности об открытии в марте с.г. КПП «Верхний Ларс», к которому стороны не могли прийти годами.

Я, конечно же, имею в виду наметившийся процесс урегулирования армяно-турецких и, в более отдаленной перспективе, армяно-азербайджанских отношений. Понятно, что это еще дело будущего, но, тем не менее, нам всем, и особенно на стадии продолжающихся переговоров (SIC!) нужно понять, что перспективы, которые это урегулирование несет, в случае положительного исхода, самым коренным образом изменят структуру политических и экономических отношений Закавказья, всего Кавказа в целом и, в определенном смысле, Европы. Это вызовет к жизни абсолютно новую геополитическую реальность Закавказья, где самые смелые прогнозы, о которых раньше никто не мог и мечтать, получат все шансы превратиться в реальность. Сейчас, впервые за 17 лет, складывается уникальная ситуация, когда целый ряд заинтересованных стран хочет и, что очень важно, похоже, имеет возможность перешагнуть через существующие проблемы и разорвать этот клубок противоречий.

Ситуация в вопросе Нагорного Карабаха в последние несколько лет в огромной степени изменилась. Начала накапливаться усталость от «тупого», безальтернативного и бескомпромиссного противостояния как Армении, так и Азербайджана, произошла крайне серьезная интернационализация значения конфликта, когда, особенно с наступлением мирового кризиса, стало понятно, что немалые потери от этого противостояния несут не только непосредственно Армения и Азербайджан, но и многие другие страны, Турция (кстати, тоже страна, очень много теряющая от конфликта) отказалась от провального европейского вектора развития и вернулась на Кавказ в качестве традиционно сильного регионального игрока и модератора, огромное значение имела Пятидневная война и т.д. Все это дает надежду на то, что этот «подход к снаряду» в урегулировании Нагорно-Карабахского вопроса выльется в какие-то позитивные решения.

Но влияние этих решений на разные страны будет абсолютно различным. Уже сейчас можно говорить о том, что практически все страны региона (и не только) от разрешения вопроса Карабаха только выиграют, в то время, как одна страна — Грузия — однозначно очень сильно проиграет.

Дело в том, что вся геополитика Грузии в постсоветское время во многом построена именно на преимуществах, которые ей давали враждебные отношения между Азербайджаном, Турцией и Арменией и блокаде Армении. В огромной степени, именно Карабахский вопрос построил современную Грузию. Грузины охотно говорят, что их страна имеет уникальное геополитическое и транспортное положение, являясь единственной по-настоящему транзитной страной в регионе, ключом Кавказа, без которого невозможно обойтись. И до последнего времени это было так — именно география была самым конкурентоспособным грузинским товаром. Расположение Грузии таково, что если её восточные и южные соседи замыкаются в собственном противостоянии и выходят из игры, то любая страна, которая хочет просто существовать в регионе или прийти и укрепиться в нем просто обязана иметь хорошие отношения с Грузией, что выливалось в поддержку Грузии, её финансирование, строительство её армии, решение её проблем и т.д.

Более того, сама Грузия получала колоссальные преимущества в общении со своими друзьями и недругами — так, Россия оказывалась связана со своим стратегическим партнером в регионе — Арменией — и со своей военной базой только через Грузию, Армения становилась в полной мере заложником милости грузин в вопросе открытия или закрытия транзитных переходов и была вынуждена платить «братскую» тройную монопольную цену за провоз своих товаров по грузинской территории, альтернативой чего была только полная блокада, Азербайджан и Турция не находились в блокаде, но все равно были вынуждены общаться друг с другом через голову Тбилиси и т.д.

В полной мере это относится (относилось?) к ситуации вокруг Джавахка и Борчалы, когда и Армения, и Азербайджан, и Турция оказывались связаны по рукам и ногам своими отношениями с Тбилиси и не могли позволить себе риск помочь дискриминируемым, ассимилируемым и изгоняемым соотечественникам. Они целенаправленно, осознанно и широко закрывали глаза на все призывы о помощи, которые шли и идут из этих регионов, и шли на поводу у Тбилиси, чтобы не обострять отношения и не ставить под угрозу интересы всей нации. Помните — «Потерпи, родная, скоро тебе станет легче»? Это плохо, это неприятно, но это можно понять.

Все это самым диаметральным образом поменяется, как только Карабахский конфликт окажется урегулированным, а турецко-армянская и армяно-азербайджанская границы открытыми. В этом случае моментально окажется, что нефте— и газопроводы из Азербайджана и Туркмении в Турцию и далее в Европу короче и дешевле строить не через Грузию, а через Армению. Тогда весь армянский и в значительной степени азербайджанский товарооборот пойдет не через Поти и Батуми и даже не через Черное море, а через Средиземное и далее по железной дороге. Это элементарно короче — не надо проходить через проливы, пересекать все Черное море, что само по себе дешевле, а если еще учесть грабительские тарифы…. На Москву теперь «перекрыванием кислорода» надавить невозможно. На Ереван тоже, у него развязываются руки в отношении помощи армянам Джавахка, Азербайджану теперь выгоднее общаться с Турцией через Армению, для других стран, приходящих в регион, ключевая роль Грузии становится совершенно неявной — Тбилиси перестает давать то, чего не могут дать другие страны, соответственно интерес к нему неминуемо упадет и т.д. и т.д.

Это конец двадцатилетней геополитической модели развития. Как это скажется на ситуации в регионе?

Она развернется на 180 градусов. Теперь уже Грузия будет экономически зависеть от внутри— и межрегиональных товаропотоков, которые можно будет легко направить по другому пути — если раньше она назначала за них тройную цену, то теперь она за них будет биться в конкурентной борьбе с теми же Арменией и Турцией и будет в этом от них зависеть. Теперь уже Грузия должна будет волноваться за спокойствие в национальных регионах, по которым проходят нефте— и газопроводы, ведь если ситуация в них напряжется, то нитки (довольно короткие по современным меркам) можно будет легко перенести, либо просто вообще отодвинуть Тбилиси от контроля за ними. Кроме этого, конечно же, у Азербайджана и Армении исчезнут сильнейшие сдерживающие факторы по отношению к безобразиям, творимых с их соотечественниками в Джавахетии и Квемо-Картли и с огромной степенью вероятности можно утверждать, что у самих грузинских армян и азербайджанцев проснутся сепаратистские настроения, которые сейчас дремлют в виду их бесперспективности.

Начиная с этого момента и особенно при проявлении принципиальной позиции Армении, Азербайджана, России и, возможно, Турции, Грузия будет рада дать мятежным регионам такую автономию, которую они сами захотят, иначе, по примеру Абхазии и Южной Осетии, дело имеет все шансы закончиться суверенитетом этих территорий де-факто, тем более, что практически у всех стран, вовлеченных в ситуацию, уже есть опыт создания и долговременной поддержки и легализации оторванных от «mainland» территорий — им даже не надо ничего выдумывать, все технологии уже наработаны и существуют десятилетиями. Подобный российский опыт в регионе вообще восходит к 1783 году!

С исторической и цивилизационной точки зрения, получение этими районами автономии будет означать, что Грузии и на сей раз не хватило исторического времени гарантированно получить в свой состав эти земли, приведя границы страны в соответствие с ареалом проживания грузинского этноса и она переходит к длинному этапу окартвеливания этих народов либо по американскому, либо по швейцарскому варианту. С учетом исторической специфики Кавказа перспектива и того, и другого в долгом периоде решительно не просматривается.

В случае урегулирования Карабахского вопроса первой обострится обстановка либо среди грузинских азербайджанцев, либо среди армян. Это неминуемо приведет к тому, что с таким же требованием выступит и соседняя национальная территория. Практика показывает, что грузинские армяне и азербайджанцы не координируют свои действия, а по факту иногда выступают и против аналогичных действий соседей, но ревностно следят друг за другом и всегда, всегда требуют себе как минимум такого же положения, тем более, что некоторые азербайджанские лидеры уже высказались за совместные действия с армянами по федерализации или конфедерализации Грузии. На этом фоне Россия и Турция безвариантно и юридически железобетонно поднимут вопрос восстановления автономии Аджарии и соблюдения Грузией международных договоров.

Тройственная конфигурация автономий — Квемо-Картли — Джавахетия — Аджария — крайне важна заинтересованным сторонам, включающим не только Армению и Азербайджан, но и Турцию, и Россию. Именно при таком позиционировании она может работать в полную силу, ибо только так она закрывает вопрос проходящих через Грузию трубопроводов и обеспечивает их безопасное функционирование. Дело в том, что нефтепровод Баку-Джейхан и газопровод Баку-Эрзрум проходят по территории Грузии именно по этим регионам. Во время Пятидневной войны и после нее Азербайджан и Турция уже выражали озабоченность тем, что своей политикой Михаил Саакашвили привел регион к ситуации, когда Тбилиси не только не может гарантировать бесперебойную работу трубопроводов, но сделал доставку углеводородов заложником своих политических амбиций и теперь другие страны региона должны постоянно контролировать ситуацию, чтобы быть уверенными в бесперебойной прокачке. Надо ли говорить, что возможность национальных волнений в регионах с дискриминируемым и вытесняемым населением, особенно при неуступчивости Тбилиси и продолжении своей политики также представляет огромную опасность для работы трубопроводов. И было бы огромным заблуждением считать, что это дело только Грузии!

Автономизация регионов позволит оттеснить Тбилиси от управления трубами, что однозначно увеличит надежность их функционирования. Контроль Азербайджана и Турции над частью трубопроводной системы, идущей по территории Грузии, будет только приветствоваться Россией и Западом, т.к. будет означать контроль владельца углеводородов и его основного транзитера и вытеснение из цепи слабого и ненадежного звена.

Таким образом, Армения, Азербайджан и Турция, особенно сейчас на этапе переговоров по Карабаху, а также грузинские армяне и азербайджанцы, подчеркиваю еще раз, особенно сейчас на этапе переговоров, должны со всей четкостью осознавать, что на кону у них стоит не только Нагорный Карабах и открытие границ. Достижение соглашения будет практически неминуемо означать решение вопросов Джавахка и Борчалы, транспортную революцию на Кавказе, прекращение зависимости по многим вопросам от Грузии, контроль над трубой, серьезный транспортный коридор через Батуми и т.д., и т.д., и т.д. Синергия. Дважды два может и должно равняться пяти.

А что же менгрелы? — спросите Вы. На этом этапе менгрелы не поддержат парад автономий. Если вектор движения аджарцев почти неподвижен, армян и азербайджанцев — центробежен, то у менгрел он центростремителен. Цель менгрел — Тбилиси, а не Кутаиси или Поти. Этот период будет ими использован для укрепления менгрельского этноса и последующего доказательства своей лояльности перед грузинами. Полностью исключать выдвижение менгрелами требований об автономии нельзя, но их черед придет чуть позже.

Во всем этом процессе Москва должна устоять перед соблазном замкнуть на себе весь процесс координирования перемен. Ключи от конфликтов необходимо передать в Баку, Ереван и…ну… говорите же… и в Сухум! Тогда это станет подлинным национально-освободительным движением, борьбой народов за идеалы гуманизма и за выживание своей нации, а не приходом новой империи и не кознями Москвы против маленького, свободолюбивого народа, который выбрал дорогу в НАТО.

Кстати, о НАТО. Подобный расклад будет концом нынешнего внешнеполитического позиционирования Грузии. Федеративное государство, около половины территории которого приходится на национальные окраины, где проживают народы, имеющие совсем разные внешнеполитические приоритеты, не может позволить себе тот же курс, которым следовала унитарная и незаменимая на Кавказе Грузия, дружащая с соседями и воюющая с империей зла. Это будет тем самым вариантом, когда грузинская государственность останется, но грузинская угроза исчезнет.

На этом этапе на сцену должны выйти менгрелы…

Но, Вы, наверное, уже устали… Давайте отвлечемся. К чему я это все. Я иногда вспоминаю старшину своей парашютно-десантной роты в армии — прапорщика Брежнева — очень вредного, но, по-своему, мудрого человека. Так вот, когда при нем кто-то из солдат говорил фразу «А я думал…» он тут же отвечал: «Думать тебе, боец, пока рано. Я за тебя уже подумал, а тебе надо только исполнять». Так вот, друзья мои, думать — не рано! Надо думать и думать надо уже сейчас. В завершение, отдельно и, возможно, в качестве самого главного вывода хочу дать Вам следующую, очень, может быть самую важную, тему для раздумий:

На основе чего сейчас строится официальный подход России к Грузии? Россия говорит: «Есть Грузия, есть грузинский народ, есть правительство, есть Михаил Саакашвили. В этой связке слабым звеном является Mr. Саакашвили. Это он напал на Цхинвал, это он приказывал стрелять в наших миротворцев, это он оскорблял Россию, это он уводил Грузию на Запад. А простой народ нас любит и простой народ не виноват. Значит, мы не будем разговаривать с Саакашвили и будем ждать пока он уйдет или пока волна народного гнева его сметет.»

Это абсолютно правильная, политически единственно верная, бредовая и близорукая позиция, не имеющая никакого отношения с реальностью.

Именно так в данный момент необходимо позиционировать российский подход, хотя бы внешне. Но мы сами, внутри себя должны выйти из плена иллюзий и понять, что в данном случае ко всем этим грехам Михаил Саакашвили имеет довольно опосредованное отношение и уж во всяком случае не является тем гением зла, которого из него лепит российская политика.

Саакашвили — не сатана во плоти. Он всего лишь один из. Он — один из. Нисколько не лучше и не хуже всех предыдущих. За все последнее время свободы и независимости в Грузии не было главы государства, который бы не начинал войны в Абхазии или Южной Осетии. Причем, из длинной череды подобных персонажей — Ной Жордания, Звиад Гамсахурдия, Эдуард Шеварднадзе и Михаил Саакашвили — именно Саакашвили выделяется тем, что сделал это хотя бы через несколько лет после своего избрания. Все остальные посылали войска сразу же. Первым делом. Без малейшего исключения. За весь XX век, включая советский период, в Грузии не было президента, премьера или первого секретаря, который не вел бы процесс ассимиляции негрузинских народов.

Причина происходящего — не в президентах и не в фамилиях, она гораздо глубже. Президент — это всего лишь чиновник, наивысший чиновник государства, ведущий политику, которую желает видеть народ. Именно народ выбирает лидера, предлагающего, по его мнению, те шаги, которые ему нравятся и которые он одобряет. В грузинском обществе существует спрос именно на такую политику. На политику войны с соседними народами, на политику их ассимиляции и вытеснения, на политику ментальной невозможности предоставления негрузину столько же прав, сколько и грузину.

При этом, на личностном уровне грузины могут быть прекрасными людьми — великолепными друзьями, соседями и сослуживцами. Но каким бы хорошим другом грузин не был осетину, голосовать он будет за кандидата, обещающего вернуть Осетию в Грузию любыми средствами, включая военные. Грузинское общество раз за разом и без какого-либо исключения выдвигает из своих рядов лидеров, которые занимают националистические и, по сути, фашистские позиции и решают вопросы именно таким образом. И в этом отношении фамилии лидеров и их отношение к галстукам или пролетающим самолетам нисколько не важны — при других фамилиях сама политика другой быть не может! Если бы к власти в 2004 году в Грузии пришел не Саакашвили, а другой человек — никакой разницы бы не было, точно также как если сейчас оппозиция сменит грузинского президента — никакой разницы не будет.

Наоборот! Среди нынешней грузинской оппозиции, горячо выступающей против Саакашвили, есть люди, которые представляют для соседних народов гораздо более высокую опасность, чем Мишико-бесноватый! На другой стороне нет лидеров, предлагающих повернуться лицом к не титульным нациям, начать с ними разговор. Не выдвигает грузинский народ таких лидеров. Нет на них спроса. Нынешняя грузинская оппозиция, в отличии от оппозиции в той же России или тех же США, никоим образом не работает с национальными меньшинствами — она с ними не контактирует, ничего не предлагает, не требует от них поддержки, не пытается заключить никакого соглашения. Это говорит о том, что во всем грузинском обществе традиционно и сейчас нет запроса на участие в нем нацменшинств — не видит оно роли нацменьшинств в своей жизни.

Это не политика Саакашвили — это идеология доминирующего грузинского этноса. Поддержка грузинским народом этой идеологии от года к году и от десятилетия к десятилетию высока и её вектор не меняется. В 1920 году в знак признательности Валико Джугели за операцию в Южной Осетии, когда он сжег десятки осетинских деревень, грузины назвали в его честь город. Город Квирилы до 1921 года назывался Джугели. Может быть, с тех пор что-то изменилось?

Как мне рассказывали, в 2008 году, в ночь с 7 на 8 августа, Тбилиси ликовал! То есть, в тот момент, когда на тогдашний Цхинвали, а нынешний Цхинвал падали ракеты, а женщины и дети забивались в подвалы, когда танки расстреливали казармы российских миротворцев, центр Тбилиси был полон народа, люди заполонили рестораны и кафе, радовались, поздравляли друг друга и поднимали тосты за здоровье Саакашвили! Грузинский народ ликовал! Может быть, что-то изменилось в сознании после этого?

7 января с.г. католикос Грузии Илия II в рождественском послании (!) выступил против перевода Библии на другие языки. Давайте вдумаемся, христианский патриарх выступает против перевода священной книги на другие языки и донесения её до паствы! Как это укладывается в голове? Где еще возможно подобное?

После Пятидневной войны в печати шла большая дискуссия о том, что должно стать целью России в Грузии. Назывались разные варианты — десуверенизация Грузии, свержение режима Саакашвили, приход к власти промосковского лидера, дробление на несколько государств, превращение в российское генерал-губернаторство и т.д. Иллюзии! Это ничего не изменит и является ничем иным как подменой цели. Пушки не могут победить идеи! Главное, с чем здесь нужно бороться — это не грузинское государство, не Саакашвили, не его правительство, армия или территориальное деление — это все производные. Идеология! Имперская картлийская народоненавистническая идеология — вот, что является первопричиной и должно быть разрушено.

Никакой отказ Грузии в суверенитете и превращение её в губернию не изменит менталитет картлийского этноса. История показывает, что, даже находясь в худшем положении, потеряв независимость и будучи «под игом» персов, турок или русских, картл не прекращает уничтожать менгрельский язык или менять осетинскую фамилию Джугаев на Джугашвили. Это в крови, это менталитет народа — высокопассионарный, имперский менталитет ядра грузинской нации.

В Грузии должна быть произведена дефашизация населения. Примерно так, как это было сделано в послевоенной Германии. Только это может изменить ситуацию и именно эта мега-задача должна быть поставлена в качестве стратегической. Необходимо развенчать идеологию имперской грузинской нации и её границ, простирающихся далеко в земли подчиненных ей соседних народов. Грузины должны понять, что законы одни для всех, что солнце светит менгрелу так же как картлийцу и так же как армянину, что для Бога нет ни эллина, ни иудея, даже если православный патриарх и благословляет войну одной части своей паствы против другой или запрещает переводить Библию на языки своих народов. До грузин необходимо донести, что Краснодарский край не является грузинской территорией, даже если она и была таковой 900 лет назад, а абхазы или менгрелы имеют право говорить, читать и писать на своих языках.

Федерализация и дефашизация не будут и не должны стать концом грузинской государственности, но станут концом грузинской имперскости.

Вот тогда можно будет поставить вопрос: «Грузия для грузин, или для грузин — Грузия?»

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
Ликвидируем политическую монополию » Монополия
30 Арина Чайковская
Гражданское общество. Сейчас ульяновский проект «Виртуальное Гражданское Правительство» внедряется в Удмуртскую республику, Новосибирск, Красноярский край и Хабаровский край. Наши коллеги осваивают управление аналогичными порталами и наполняют картотеку чиновников своего региона.

30 Игорь Бойков
Убийство шейха. Итак, в Дагестане произошло очередное политическое убийство, ещё сильнее приближающее нас к кровавой смуте на южных рубежах страны.

30 Айрат Калимуллин
Радикальный ислам. Весной 2011 года смена руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан вызвала, мягко говоря, настающую истерию среди местных радикальных исламистов. С поста был смещен муфтий Гусман Исхаков.

29 Олег Неменский
Вопросы национализма. Идеология мультикультурализма направлена против культуры как общенационального явления, отрицает единый культурный стандарт внутри национального государства.

29 Георгий Волков
Казацкий вопрос. При проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году решением Правительства РФ было дано разрешение желающим в графе «национальность» писать «казак», таким образом, впервые в послереволюционную эпоху на официальном уровне определялось право казаков на этническую самоидентификацию.

28 Семён Резниченко
Судьба Кавказа. Кавказцев несомненно ждёт разная судьба. Остановимся в начале на самой малочисленной группе. На тех, кто выберет европейский образ жизни. Они не будут иметь достаточного влияния на свои этносы.