Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
Ликвидируем политическую монополию » Версия для печати
Союз Тбилиси и Тегерана
2010-03-03 Авраам Шмулевич
Союз Тбилиси и Тегерана
Два старых лиса Востока вновь нашли друг друга

На днях посол Ирана в России Сейед Махмудреза Саджади заявил, что Исламская Республика не собирается признавать независимость Абхазии и Южной Осетии.

Сделав это явно огорчающее Кремль заявление, иранский дипломат тотчас добавил несколько «реверансов»: «Мы осудили грузинскую агрессию и объявили о том, что мы готовы выделить средства на восстановление Абхазии и Южной Осетии. Но признание независимости таких объектов в этом регионе пока не входит в основную политику Исламской Республики Иран», — отметил он. Чтобы еще более сгладить впечатление, посол добавил: «Мы считаем, что это провоцирует другие войны и кровопролития, по той же причине Тегеран не признал независимость Косово».

Грузинско-российская война явно поставила Тегеран в сложное положение. И Грузия, и Россия являются ближайшими союзниками Ирана, хорошие отношения и с той, и с другой страной жизненно необходимы для находящейся в международной изоляции исламской Республики.

Впрочем, если «особый статус» отношений Тегерана и Москвы очевиден всем, связка Тегеран-Тбилиси менее явная, в лучших восточных традициях «концы» у этого клубка запутаны и скрыты от глаз, публичные заявления далеко не всегда отражают реальность.

Еще более теплые отношения связывают Тегеран и Ереван. Отношения с Баку у персов, однако, значительно более напряженные.

Один из самых приближенных к Кремлю и хорошо информированных российских журналистов и один из самых больших противников Израиля и друзей Хамаса и Ирана в России, член Общественной палаты РФ Максим Шевченко заявил недавно в интервью «Эхо Москвы» http://www.echo.msk.ru/guests/7198/, что «Армения, хотя это маленькое государство, но является государством, которое ни при каких обстоятельствах не поддержит санкции против Ирана, могу сказать, что достаточно высокие политики в Ереване мне в свое время сказали, что какие бы санкции ни принимались, армяне не поддержат санкций против Ирана, поскольку Иран для Армении является главным партерном — экономическим, финансовым, и так далее». То же самое касается и Грузии — для Тбилиси Тегеран является одним из основных политических партнеров.

В течение многих столетий и Армения, и Грузия, и Азербайджан или прямо входили в состав Персии, или были зависимы от неё. Северный Кавказ также на протяжении веков испытывал сильное влияние Персидской империи. К 19 веку Россия выдавила персов с Кавказа, однако после распада СССР начался обратный процесс — сегодня Иран возвращается в стратегически важный Кавказский регион.

До недавнего времени зоной Иранской активности были в основном Армения и Азербайджан. С ними у Исламской республики есть общие границы. Армянская диаспора влиятельна в Иране, а азербайджанцы составляют, по разным оценкам, от четверти до сорока процентов (от 16 миллионов до 30 миллионов) населения Ирана, и являются основным населением нескольких провинций. Азербайджанский сепаратизм в Иранском Азербайджане, необходимость вести общую политику на богатом нефтью и рыбой Каспии, Карабахский вопрос и то, что для Азербайджана и Армении Иран является ближайшим торговым партнером с неизбежностью заставляли Тегеран вести активную политику в Закавказье.

И политика эта оказалась весьма успешной для Исламской Республики. Ей удалось превратить Армению в своего ближайшего сателлита.

Влияние Ирана в Азербайджане было бы много большим, если бы не азербайджано-армянский конфликт. Тегерану пришлось выбирать — ведь Армения не имеет выхода к морю и граничит лишь с черырмя странами: со своими смертельными врагами Азербайджаном и Турцией, а также с Грузией и с Ираном. Две первые страны ввели полную блокаду Армении. Присоединись к ней Тегеран — и без того сложное положение в воссозданном армянском государстве переросло бы в катастрофу. Но Иран с опаской смотрел на усиление Азербайджана, боясь того, что осмелевший и окрепнувший северный сосед поставит вопрос о воссоединении двух частей Азербайджана, на которые страна была разорвана между Россией и Персией в ходе русско-персидских войн (окончательно разделение было закреплено 10 (22 февраля) 1828 г. составленным дипломатом и писателем Грибоедовым Туркманчайским трактатом). Тегеран не только не ввел блокаду, но предоставил свои порты и дороги для снабжения Армении. Этому примеру, правда неохотно, последовала и Грузия — что дало возможность Армении удержать Карабах и превратило эту страну в верного союзника аятолл. В Азербайджане иранская проармянская политика была воспринята как предательство и заставила искать сближения с противниками Тегерана — США и Израилем.

Грузия до недавнего времени находилась на периферии иранского внимания.

Но сейчас ситуация стала меняться.

Сначала, как это часто бывает, активизировались культурные контакты.

Несколько лет назад в Тбилиси открылся исламский культурно-просветительский центр «Аалюл Бейт», затем появились его филиалы в Марнеули и Гардабани, городах со значительным азербайджанским населением. Но, в общем, до сих пор этот иранский центр в Грузии был мало заметен. Однако в начале января 2010 в Тбилиси открылось новое большое здание «Аалюл Бейт», и центр резко повысил свою активность. А через пару недель после торжественного новоселья столь же резко повысился и уровень политических грузино-иранских контактов.

18 января 2010 министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе нанес визит в Тегеран, где был принят на самом высоком уровне. Официальной целью вояжа было «обсуждение стратегические вопросов, связанных со стабильностью и безопасностью на Кавказе». Грузины получили совет от президента Махмуда Ахмадинеджада не стремиться в НАТО, похвалили «сбалансированную и принципиальную» позицию Ирана в отношении регионального развития, была подчеркнута готовность Тбилиси «к расширению консультаций» с режимом аятолл. Главным же результатом стала пресс-конференции в Тегеране 18 января грузинского министра иностранных дел Григола Вашадзе, на которой он заявил, что «Иран вправе продвигаться в развитии ядерных технологий». Учитывая, что Тбилиси рассматривается во всем мире как союзник Вашингтона, для аятолл это заявление — большая дипломатическая победа, пробивающая брешь в монолитной стене внешнего давления. Еще более значимым для Ахмадинеджада стало то, что глава МИД Грузии заверил иранского лидера в «отсутствии агрессивных планов против Тегерана». Вашадзе подчеркнул, что «Тбилиси никогда не будет участвовать в войне против Ирана, в каких бы союзах не состояла Грузия». До этого в мировых СМИ неоднократно проходили сообщения, что в случае удара по Ирану со стороны США (и/или Израиля) будут использованы базы в Грузии. Учитывая близость их к иранским центрам, такой удар практически лишал шансов и без того слабые по отношению к американской и израильской мощи иранские ПВО.

«Иран и Грузия находятся в одной и той же цивилизации, и страны имеют дружеские отношения, имеющие древние корни, и мы заинтересованы в улучшении отношений с Тбилиси, насколько это возможно сегодня. Две страны могут заложить основу сильному сотрудничеству, на основании постоянных консультаций», — в свою очередь заявил Ахмадинеджад.

26 января правительственные делегации Грузии и Ирана во главе с премьер-министром Никой Гилаури и министром иностранных дел Манучехром Моттаки соответственно оказались в Ереване. Вроде бы независимо друг от друга и по разным делам, но — в одно время и в одном месте. В тот же день в Тбилиси прибыла представительная делегация иранского духовенства во главе с аятоллой для участия в круглом столе на тему «Христианство и ислам о терроризме». В организации этой встречи большую роль сыграл Католикос-Патриарх всея Грузии Илия Второй. Глава Грузинской Православной Церкви лично принял иранскую делегацию в своей резиденции, после чего участники круглого стола отправились в центр «Аалюл Бейт».

То есть на фоне обвинений со стороны Запада в том, что именно Иран является главным спонсором международного терроризма, в Тбилиси аятоллы, управляющие Ираном, обсуждают «миротворческий потенциал религии и ее роль в борьбе с терроризмом». Это, конечно, является просто пощечиной для Америки. Через три дня после начала тбилисской конференции, 29 января, госсекретарь США Клинтон начала визит во Францию, посвященный «проблемам европейской безопасности в контексте пересмотра стратегических задач НАТО». На встрече с президентом Николя Саркози Госсекретарь США обсудила «дальнейшие действия в отношении Ирана» (Франция, как и США, придерживается жесткой позиции в отношении Ирана). Госсекретарь призвала Китай присоединиться к другим державам, готовым принять санкции против Ирана в связи с его ядерной программой. Не забыли США и свои обязательства перед Грузией. Хиллари Клинтон напомнила о том, что США выступает против независимости двух сепаратистских республик Грузии — Южной Осетии и Абхазии. «Необходимо соблюдать суверенитет и территориальную целостность каждого государства» — подчеркнула она. Однако что ожидать от колеблющихся стран, если накануне этих программных речей даже маленькая и, как считается в мире, зависимая от США Грузия демонстративно дистанцируется от антииранских действий Америки, подчеркивает, что Иран имеет право на ядерную программу и вообще является миролюбивой, борющейся с мировым терроризмом страной. Для Тегерана это — большая дипломатическая победа.

Этим объясняется и позиция Тегерана по абхазо-осетинскому вопросу. РФ, конечно, большой друг Ирана. Но с грузинами у персов установились явно более теплые и доверительные отношения.

Тбилиси умудрился, прикрываясь мощью Америки и получая инвестиции из Израиля, стать активным защитником интересов Ирана (получая и за это хорошее вознаграждение) — причем таким образом, что Запад все еще не заметил этой роли Тбилиси.

Два старых лиса Востока вновь нашли друг друга.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
Ликвидируем политическую монополию » Монополия
30 Арина Чайковская
Гражданское общество. Сейчас ульяновский проект «Виртуальное Гражданское Правительство» внедряется в Удмуртскую республику, Новосибирск, Красноярский край и Хабаровский край. Наши коллеги осваивают управление аналогичными порталами и наполняют картотеку чиновников своего региона.

30 Игорь Бойков
Убийство шейха. Итак, в Дагестане произошло очередное политическое убийство, ещё сильнее приближающее нас к кровавой смуте на южных рубежах страны.

30 Айрат Калимуллин
Радикальный ислам. Весной 2011 года смена руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан вызвала, мягко говоря, настающую истерию среди местных радикальных исламистов. С поста был смещен муфтий Гусман Исхаков.

29 Олег Неменский
Вопросы национализма. Идеология мультикультурализма направлена против культуры как общенационального явления, отрицает единый культурный стандарт внутри национального государства.

29 Георгий Волков
Казацкий вопрос. При проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году решением Правительства РФ было дано разрешение желающим в графе «национальность» писать «казак», таким образом, впервые в послереволюционную эпоху на официальном уровне определялось право казаков на этническую самоидентификацию.

28 Семён Резниченко
Судьба Кавказа. Кавказцев несомненно ждёт разная судьба. Остановимся в начале на самой малочисленной группе. На тех, кто выберет европейский образ жизни. Они не будут иметь достаточного влияния на свои этносы.