Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
КОЛОНКИ » Версия для печати
2010-04-02 Игорь Бойков, активист
Ни силы, ни справедливости
Террор

Узнав 29 марта о террористических атаках в московском метро, я не спешил садиться за очередную статью о том, сколь плохо на самом деле обстоят наши дела на Северном Кавказе. И не потому, что надоело в очередной раз повторять одно и то же, а скорее по иной причине. Меня не покидало ощущение, что эти жертвы будут далеко не последними. Причём не в вялотекущей гражданской кавказской войне вообще (это, увы, и так ясно), а именно сейчас — в данной конкретной атаке бандподполья.

Откуда оно взялось? Пожалуй, из осознания того факта, что вылазки боевиков по большей части представляют из себя серию из двух-трёх точечных диверсий-ударов. Подрыв милицейской машины, нападение на сельский отдел, обстрел из засады группы ОМОНа — всё это, как правило, умещается в сжатые временные рамки, в день-два. И, надо сказать, подобная тактика бандподполью приносит определённые успехи.

К сожалению, предчувствие меня не обмануло. Не успели ещё высшие лица страны громогласно пообещать согражданам соскоблить террористов со стенок канализационных труб, как были нанесены новые удары. На сей раз в Дагестане — в зоне ведения наиболее активных боевых действий. В городе Кизляре, где жертвами боевиков-камикадзе стали уже не только гражданские лица, а милиционеры во главе с главой с начальником местного РОВД полковником милиции Виталием Ведерниковым — наверное, последним в республике русским начальником РОВД.

Корреспондент «Московского комсомольца», бравший у меня экспресс-комментарий по поводу трагических событий, был, пожалуй, изрядно удивлён моему пессимизму.

«Боюсь, даже эта кровь, возможно, окажется не последней,— сказал я ему,— ибо данный конкретный бой далеко не окончен. Прежде всего, теми, кто его начал».

Честное слово, мне меньше всего на свете хочется выглядеть кассандрой. Но, увы, если Троя занялась огнём, то ничьи мрачные пророчества уже ни на что, в сущности, повлиять не смогут.

Третий взрыв на страстной неделе террора (и опять-таки, не факт, что последний) прогремел в ночь на 1 апреля — и опять в Дагестане. На сей раз в Хасавюртовском районе, близ села Тотурбийкала, где в проезжающем автомобиле, по всей видимости, произошёл самоподрыв перевозимого взрывного устройства.

Какую же реакцию в российском обществе вызвала вся эта кровавая вакханалия?

Увы, вполне ожидаемую: неадекватно-рефлекторную со стороны властей и аморфно-отупелую среди изрядного числа граждан.

Ну как ещё можно иначе оценить выступление президента страны Дмитрия Медведева, если он, спустившись в метро возложить цветы к месту гибели людей, заявил буквально следующее:

«Эти люди, их и людьми-то нормальными назвать нельзя. Это просто звери, и безотносительно к тому, какими мотивами они руководствуются, то, что они делают, является преступлением по любому праву и исходя из любой морали. Знаете, у меня никаких сомнений нет, мы их найдем и всех уничтожим. Вот так, как мы уничтожили всех, кто организовал взрыв «Невского экспресса». Недавно всех уничтожили. Дотла»

( http://www.1tv.ru/news/social/163764).

Не сомневаюсь, что немалое количество тех, кто жаждет крови преступников, искренне рукоплескал столько решительным высказываниям. Мол, нас не запугать, президент твёрд, как скала!

Зато мало кто обратил внимание на другой аспект медведевского выступления. А он-то как раз и является ключевым, ибо проясняет очень многое.

Дело в том, что, заявляя об «уничтоженных дотла» организаторах подрыва «Невского экспресса», президент РФ, мягко говоря, ввёл сограждан в заблуждение. Как известно, организаторы первого подрыва в августе 2007 года Саламбек Дзахкиев и Макшарип Хидриев вовсе не уничтожены, а осуждены судом — на 10 лет и 4 года заключения соответственно. Что же касается второй диверсии, в ноябре 2009 года, то по этому делу не то что не уничтожен, но даже и не найден ещё никто.

Выходит, что Дмитрий Медведев, президент РФ, глава нашего государства просто не владеет информацией по столь важному вопросу. Он, оказывается, даже не знает, что кровь наших соотечественников осенью прошлого года до сих пор остаётся безнаказанной. То есть, попросту говоря, имеет не вполне ясное представление о происходящем в стране. Да на фоне этого даже покойный Леонид Ильич Брежнев, над чьей ослабленной возрастом памятью столь любили изгаляться антисоветчики всех мастей, выглядел гораздо более адекватным политиком.

Но если власть толком не знает, что происходит в центре страны, буквально у неё под носом, то что уж тут говорить о трезвом понимании всей сложности и всей трагичности положения на Северном Кавказе. Гражданская война на котором идёт, ничуть не ослабевая.

Реакция власть предержащих на трагические события, на атаки боевиков, на регулярную гибель милиционеров, госслужащих, гражданских лиц по большей части является чисто рефлекторной. Грубо говоря, сегодня взорвали пятерых ППС-ников в Махачкале — назавтра в отместку проводят спецоперацию, в которой пленных не берут. В результате — оцепленные автоматчиками кварталы, пригнанные на улицы БТР с пулемётчиками, гранатомётчиками и огнемётчиками, долгий штурм окружённого дома и обугленные немые тела, при свете телекамер извлекаемые из-под руин. Далее — бравурный рапорт о том, что в числе прочих уничтожена очередная «правая рука» Доку Умарова. И заявления, что, мол, бандподполью нанесён удар такой силы, от которого оно уже точно не оправится.

И так до следующей атаки боевиков. С каждым днём становится всё яснее, что в условиях данной общественно-политической модели, в этой системе отношений как внутри кавказских республик, так и между этими республиками и федеральным центром из кровавой круговерти просто нет выхода. Что всё это так теперь и будет. И дети на улицах дагестанских городов ещё долго обречены играть «в вахов и ментов», отводя последним роли отрицательных героев.

Стратегическая инициатива в диверсионно-террористической войне что федеральным центром, что местными кавказскими властями во многом утрачена. Образно выражаясь, время и поле боя всё чаще выбирают «лесные». И используют своё преимущество «первого выстрела» на полную катушку.

И сколько бы ни сотрясали воздух высшие лица России, сколько бы ни заявляли о том, что «надо наносить острые кинжальные удары по террористам, уничтожать их и их пристанища», никакой реальной победы над бандподпольем не будет.

Очень немногие в РФ знают, что Дмитрий Медведев, произнёсший столь решительные слова 1 апреля в Махачкале на совещании с главами республик СКФО, руководством местных МВД и ФСБ, даже не воспользовался в этот день услугами аэропорта — его вертолёт приземлился прямо на центральную площадь им. Ленина, посреди правительственного квартала. В «день смеха» столицу Дагестана перевели едва ли не на осадное положение, начисто заблокировав весь центр. Со стороны сложилось впечатление, будто президент России и его окружение всерьёз опасались нападения боевиков на правительственный кортеж.

Так кто же на самом деле является хозяином положения, чёрт возьми?!

Только не надо либеральных бредней про то, что, мол, нельзя победить в партизанской войне. Можно, ещё как! Была бы на то политическая воля плюс ясное понимание того, кто на самом деле является противником. Ведь победили же в своё время и басмачей, и бандеровцев, и лесных братьев. Хотя война на той же Западной Украине по количеству участвующих в ней с обеих сторон людей по числу жертв была намного масштабнее и кровавее, чем нынешняя война на Кавказе. И те же украинские националисты по степени жестокости не только не уступали нынешним боевикам, но и во многом превосходили их. Но ведь победили же их. И, что называется, без вариантов для противника.

Единственное, но крайне существенное отличие: тогда у нас была другая страна, другое общество и другой социальный строй. Принципиально лучше, честнее и человечнее нынешнего. Поэтому он мог дать людям, вовлечённым в вооружённую борьбу, реальную, а не мнимую альтернативу мирной жизни. И многочисленные амнистии сдавшимся бандитам даже близко не могли привести к тем тяжёлым последствиям для государства и народа, к которым привели амнистии боевикам в Чечне.

Трудность сегодняшнего положения России на Кавказе заключается в том, что власть хоть и контролирует в целом территорию (хотя и не везде), но плохо или совсем не контролирует умы её жителей. И она начисто проигрывают идеологическую, информационную и психологическую войну боевикам.

«Что поделаешь, им верят, а нам — нет», — сетовал как-то на страницах одной дагестанской газеты местный милицейский чин.

Неудивительно. Кто вообще в России кому верит?

Тотальное недоверие к власти (причём абсолютно заслуженное), тотальное отчуждение народа от правящих верхов не могло не привести к подобным последствиям — в рамках одной страны существуют как будто несколько разных миров, чьи интересы и устремления не то что разнонаправлены — они подчас взаимоисключающи.

И веские основания не доверять власти имеют не только жители русских регионов, но и жители кавказских. Причём у них оно даже более весомое.

Уничтожить очередных боевиков и победить кавказское бандподполье — это принципиально разные по своей сути вещи. Уничтожение персоналий ещё не предполагает победу в войне, а победа не всегда сводится только лишь к уничтожению.

Чем сильны те же «вахи»? Что им позволяет регулярно восполнять весьма ощутимые потери в живой силе?

Американские и саудовские спецслужбы? Деньги? Профессиональные агитаторы? Просчёты федеральных и местных властей?

В чём-то — безусловно, но в не самой значительной степени. Основополагающим фактором их живучести является наличие идеи. Именно она, при всей своей примитивности, находит доступ к душам многих и многих молодых кавказцев. Пропагандисты бандподполья умеют очень тонко играть на чувстве обиды, на юношеском максимализме и стремлении к справедливости. И проявлению любого недовольства, любого возмущения социальными язвами они норовят придать оттенок религиозной войны — этакой войны добра со злом, в которой Россия и местные власти — живое олицетворение всех мыслимых и немыслимых мерзостей.

К сожалению, современная политика РФ на Северном Кавказе не может быть по-настоящему ни сильной, ни справедливой. Назначенцев действительно сильной державы не вышвыривают из национальных окраин, как паршивых котят, а представители правоохранительных органов справедливого государства не становятся отрицательными персонажами детских игр.

В том-то и беда, что, несмотря на надутые в Кремле щёки, на деле нет ни справедливости, ни силы. Да и откуда им взяться, если в современной России нет даже намёка не то что на общегосударственную, общенародную идею, ради которой можно и жертвовать многим и быть готовым ко многому, но со стороны верхов отсутствует даже трезвое понимание того, что мы имеем сегодня.

Если бы это было не так, то Дмитрий Медведев не заявлял бы об «уничтоженных дотла» террористах, которых в глаза-то ещё никто не видел.

P.S. Ни предотвратить очередных диверсий, ни покарать их организаторов российские власти не смогли. Зато в очередной раз исправно разогнали по всей стране мирные гражданские сходы 31 марта, проходящие в рамках «Стратегии-31». И свинтили их наиболее активных участников (и меня в том числе).

Вывод о направленности главного вектора борьбы властей РФ, думаю, предельно очевиден.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Террор
ПОЛЕМИКА
2008-07-01 Левон Мелик-Шахназарян
Нацвопрос. Днем национального спасения в Азербайджане считают день возвращения курда Гейдара Алиева к руководству. К концу жизни Алиев обеспечил курдов непререкаемой властью в республике.