Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
Ликвидируем политическую монополию » Версия для печати
Саакашвилизация России
2010-10-27 Сергей Черняховский
Саакашвилизация России
Грузинский вопрос

Пока нынешняя российская власть сводит не вполне понятные счеты с теми, кто объективно находится одном политическом лагере с Россией и ее интересами – такими, как Лукашенко, - на постсоветском пространстве усиливаются и укрепляются те, кто является противником России и представляет, мягко говоря, конкурентные ей геополитические интересы. В Молдавии антироссийские партии пока удерживают и укрепляют власть – во многом в результате двойственной позиции российской власти по отношению к прежнему президенту Воронину. В Латвии правые партии откровенно третируют триумфально, для ситуации этой республики, выступивший на выборах пророссийский «Центр согласия»: в качесвте условия его участия в правительстве было выдвинуто требование признание факта «советской оккупации Латвии». Среднеазиатские республики все больше включаются в «партнерские отношения» с Турцией, Китаем и США. В СНГ не только все меньше связывают свои ожидания с Россией – здесь все меньше рассматривают ее даже как просто фактор силы. Российская власть упрекает того же Лукашенко в неисполнении обещания признать Осетию и Абхазию – но уже то, что это обещание не было выполнено – отражает падение авторитета России на постсоветском пространстве.

Два года назад Россия, казалось бы, продемонстрировала на Кавказе свою силу и политическую волю своего руководства. Только результатом «пятидневной войны» оказалось не освобождение Грузии, а консервация власти Саакашвили, ужесточение его диктата. Оппозиция на сегодня явно проиграла противостояние с ним, в управлении страной укрепляется полицейский контроль, массовое доносительство становится значимым источником доходов население: для того, чтобы заработать, пусть и небольшую сумму, достаточно записать на мобильный телефон любой разговор с любым собеседником – и уже можно получить за это то или иное вознаграждение. Полученные спецслужбами записи составляют огромный банк информации о каждом – и власть знает подчас любые детали из частной жизни чуть ли не любого гражданина.

Российские телеканалы изыскивают, измышляют и выплескивают любую грязь в отношении тех, кто среди «своих» не угодил Кремлю, и полностью молчат о тех, кто является его реальными ненавистниками в СНГ и общем международном политическом раскладе.

Ситуация с последствиями войны 2008 года значима потому, что является примером как неиспользованных шансов, так и известного политического изничтожения собственного военного и волевого успеха.

Военная победа – свидетельство силы. Проявление силы само по себе объективно привлекательно. Однако вместо использования этого успеха как опорного плацдарма для развития наступления, укрепления своих политических позиций хотя бы на постсовестком пространстве – нынешняя российская власть втянулась в политическую оборону, она стала постоянно оправдываться за свои действия на Кавказе перед странами, на мнение которых вообще не стоило обращать внимания. Потому что правительства этих стран абсолютно не интересовало, кто действительно начал войну на Кавказе (да они это и так знали) – их интересовала возможность и повод оказания жесткого политико-информационного давления на Россию. И превращение благожелательности или неблагожелательности своей позиции в товар в отношениях с ней. Россия же даже дошла до того, что стала отводить войска с освобожденных ею территорий.

Дело не в том, что западные страны якобы изначально не любят Россию. Дело в том, что они рассматривают ее как конкурента. А на конкурента нужно оказывать давление, его позиции в логике реальной политики – нужно ослаблять. Ему нужно прививать заниженную самооценку. Прививать комплекс неполноценности.

И конкуренты России используют для этого все значимые поводы: от обвинений в начале Второй мировой войны – до обвинений в агрессии против Грузии, от требований покаяния за все, что возможно – до требований «десталинизации».

Только пока те или иные экзотические персонажи что в российской оппозиции, что в российской власти устраивают кампании против тех или иных эпизодов российского прошлого – остаются вне опасности и уходят от наказания те, кто нанес ей ущерб в настоящем. Госдума ведет речь о посмертном наказании Петра Войкова – и молчит о том, что оказались безнаказанными убийцы мирных жителей Южной Осетии и российских солдат, отражавших атаку Саакашвили против Цхинвали.

Пока люди ранга руководителя Совета при Президенте по правам человека требуют «десталинизации» России – в стране идет ее ползучая «саакашвилизация».

И не только в том смысле, что СМИ России в своей агрессии против тех или иных политических деятелей начинают использовать «саакашвилевские» приемы информационной войны: прямая ложь, не подкрепленная ничем, кроме интонаций голоса и наглости. Сегодня верить тому, что российские телеканалы говорят о том же Лукашенко – это все равно, что верить Саакашвили и Тбилисскому телевидению в том, что последние говорят об августе 2008 года и о России вообще.

Но и в том смысле, что в России идет распространение влиянии тбилисского режима. Используя подкуп всех и вся – Саакашвили не только получает из России всю необходимую ему информацию – но и устраняет (как руками российских правоохранительных органов, так и посредством влияния в криминальном мире) опасные для него фигуры.

По ряду данных, горстка семей крупных грузинских предпринимателей контролируют сегодня в России около 80 миллиардов долларов – что само по себе не страшно. Только значительная часть из них обложена данью Саакашвили и постоянно собирает и передает ему средства соответствующего размера. Россия формально бойкотирует ряд грузинских товаров – от «Боржоми» до «Хванчкары» - но российская экономика на деле через этих людей спонсирует враждебный ей режим.

После того, как несколько лет назад в Грузии само человека в обладании статусом «Вора в законе» стало основанием для лишения его свободы на срок до 10 лет – значительная часть обладателей этого титула переместилась в Россию. И на деле стала определенным инструментом воздействия на ее жизнь со стороны грузинской власти. Средой, в которой последняя разворачивает свои спецоперации.

Собственно, именно эта среда и привела Саакашвили к власти. Его сторонники в Грузии, Европе и России любят говорить, что он представлял силы молодой грузинской демократии. Это не правда: Саакашвили представлял силы старого грузинского криминалитета. Другой вопрос, что став президентом, он по восточному обычаю, решил «воткнуть шашку в горло» тому, кто его к власти привел. И повел борьбу на уничтожение – но не криминального мира – а, с одной стороны, за влияние с ним, то есть сегодня власть просто во многом просто заменила в Грузии криминалитет. – С другой же – за устранение тех, кто много знает о Саакашвили, его власти и том, как он к ней пришел.

Например, сегодня в предварительном заключении в России находится один из крупнейших грузинских авторитетов Тариэль Ониани. Этим летом его осудили за вымогательство у грузинского же бизнесмена 500 тысяч долларов. Само по себе это вряд ли могло бы считаться политическим обстоятельством, связанным с российско-грузинскими отношениями. Если бы не некие нюансы. Так, с одной стороны, считается, что состояние Ониани измеряется сотнями миллионов долларов – при такой ситуации лично оказаться замешанным в криминальную историю с 500 тысячами – можно только в том случае, если кому то очень нужно, что бы ты был в него замешан. С другой – Ониани – это человек, который поднимал во время «розовой революции» Менгрелию и ее преступный мир на поддержку Саакашвили и организовывал «марш на Тбилиси».

Человек, к которому Саакашвили обратился через своего дядю Тимура Аласания с просьбой стать посредником в переговорах с не признававшим его власти правителем Аджарии Асланом Абашидзе. Соглашение было достигнуто – благодаря чему тбилисскому президенту вообще удалось попасть на территорию Аджарии – но войдя туда, он вошел именно как завоеватель, нарушил соглашения и вместо раздела власти добился Изгнания Абашидзе. Последний предъявил претензии Ониани, тот – Саакашвили – и в результате оказался вынужден бежать в Испанию.

Почувствовав и там угрозу для его жизни, исходящую от Саакашвили,– Ониани оказался в России. Где получил и новое гражданство, и новую фамилию, и определенное покровительство. Считается, что в ответ на преследования Саакашвили, он включился в борьбу с ним и был связан с выступлениями грузинской оппозиции.

Непосредственной возможности устранить Ониани у Саакашвили не было – и он прибег к помощи соперничавшего с тем другого криминального авторитета, Аслана Усояна: благодаря его действиям криминальная среда оказалась расколотой и сторонники Усояна «декоронавали» соперника: теперь, если бы Ониани вдруг попал в заключение, любой уголовник получал право его убить. И заключение тут же было для него организовано: именно теперь возникло дело с обвинением его в вымогательстве. По некоторым данным, на организацию дала Усоян, действуя по поручению Саакашвили, потратил порядка 200 тысяч долларов. Летом 2010 года Ониани был осужден на 10 лет. Сторона Ониани подала по его кассацию.

Однако чуть ли не одновременно, уже в сентябре произошло покушение и на самого Усояна (Деда Хасана), в котором чуть было не обвинили сидевшего в этот момент под особым надзором Ониани. – Только пока есть основания полагать, что покушение было попыткой именно Саакашвили устранить использованного им криминального авторитета. того кто выполнил свое дело – и теперь уже сам мог быть ему опасен.

То есть получилось, что на территории России, с помощью как российских правоохранительных органов, так и российской криминальной среды Саакашвили организует расправу со своими политическими противниками и опасными свидетелями из тех, кто приводил его к власти.

Может быть, они своего и заслуживают. Но вряд ли Россия заслуживает того, чтобы быть инструментом в руках собственного ненавистника. И того, чтобы служить политическим и уголовным интересам Саакашвили.

Инструменты борьбы и возможности Саакашвили могут показаться преувеличенными. Но на самом деле они и еще более значимы.

Например, когда в ходе борьбы в тот момент работавшего на Саакашвили Усояна и Ониани еще один грузинский авторитет, Шакро-младший, находившийся в этот момент в заключении в одной из тюрем Ипсании, заявил намерение выступить арбитром в их конфликте - причем склоняясь к стороне Ониани,– королевство тут же посетила спецделегация Саакашвили в лице замминистра юстиции и замминистра МВД Грузии, потребовавшая его выдачи Тбилисси. И Испания, обычно выдающая граждан других стран не намного охотнее, чем Англия, – его выдала. Причем, несмотря на то, что Шакро является гражданином России, имеющей к нему свои правовые претензии – то есть, если его и судить, то это должна была бы делать Россия. И как гражданин России, он мог бы претендовать как на ее защиту, так и на то, чтобы предстать именно перед ее правосудием. Но Россия вообще не отреагировала на эту ситуацию, на практически противоправный захват иностранным государством ее гражданина.

Стоит обратить внимание: Саакашвили враг нынешнего руководства России. Саакашвили воевал с Россией. Саакашвили пришел к власти благодаря помощи криминального мира. Саакашвили утверждал свою власть в Грузии, опираясь на криминальный мир. Саакашвили практически переселил в Россию своих «воров в законе». Сегодня Саакашвили подчиняет своему влиянию криминальный мир России. Саакашвили обложил данью крупейших грузинских предпринимателей живущих в России. Саакашвили на территории России расправляется со своими противниками. Саакашвили влияет на правоохранительные службы России, ее судопроизводство и ее суды. (Среди прочего, как раз в этот момент, 21 сентября 2010 года, Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова публично и открыто жаловалась на беспрецедентно усилившееся давление криминалитета. И эта жалоба по времени как раз совпала и с покушением на Усояна, и с началом кассационного рассмотрения дела Ониани.) Саакашвили постоянно именует Россию агрессором даже уже не в связи с теми или иными реальными или вымышленными действиями – а просто в качестве ее обозначения – вместо слова «Россия» он использует слово «агрессор».

И Россия и ее нынешнее руководство практически никак не реагируют на действия своего открытого врага. Зато борются либо со своими союзниками, либо с членами собственной корпорации. Либо с малозначимым политическим планктоном.

И делают себя инструментом в руках своего откровенного врага.

Борются со «сталинизацией» – и отрывают двери саакашвилизации.

Дело не в грузинских «ворах в законе». Дело в российском самонеуважении.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
Ликвидируем политическую монополию » Монополия
30 Арина Чайковская
Гражданское общество. Сейчас ульяновский проект «Виртуальное Гражданское Правительство» внедряется в Удмуртскую республику, Новосибирск, Красноярский край и Хабаровский край. Наши коллеги осваивают управление аналогичными порталами и наполняют картотеку чиновников своего региона.

30 Игорь Бойков
Убийство шейха. Итак, в Дагестане произошло очередное политическое убийство, ещё сильнее приближающее нас к кровавой смуте на южных рубежах страны.

30 Айрат Калимуллин
Радикальный ислам. Весной 2011 года смена руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан вызвала, мягко говоря, настающую истерию среди местных радикальных исламистов. С поста был смещен муфтий Гусман Исхаков.

29 Олег Неменский
Вопросы национализма. Идеология мультикультурализма направлена против культуры как общенационального явления, отрицает единый культурный стандарт внутри национального государства.

29 Георгий Волков
Казацкий вопрос. При проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году решением Правительства РФ было дано разрешение желающим в графе «национальность» писать «казак», таким образом, впервые в послереволюционную эпоху на официальном уровне определялось право казаков на этническую самоидентификацию.

28 Семён Резниченко
Судьба Кавказа. Кавказцев несомненно ждёт разная судьба. Остановимся в начале на самой малочисленной группе. На тех, кто выберет европейский образ жизни. Они не будут иметь достаточного влияния на свои этносы.