Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
Ликвидируем политическую монополию » Версия для печати
Ислам глазами православного
2010-12-10 Борис Колымагин
Ислам глазами православного
Религиоведение

На привокзальной площади Хельсинки, в самом людном месте, я увидел молодую мусульманку. Весь ее вид резко контрастировал с окружающим: черные одеяния – хиджаб, совершенно застывшая, отрешенная поза. Финны, впрочем, не обращали на нее никакого внимания: обтекали как статую и ныряли в привокзальные двери. Вскоре красавица последовала вслед за мужем к такси.

В северных европейских странах Восток давно перестал быть экзотикой. Да и у нас он не новость. Но мусульманские одеяния вызывают некоторый интерес. Они царапают взгляд, как царапал в начале 90-х подрясник в общественном транспорте. В каком-то смысле они – напоминание о Боге. Достаточно посмотреть на женщин в характерных платьях и на мужчин в тюбетейках, едущих в метро на пятничную молитву в Московскую соборную мечеть, чтобы почувствовать миссионерский окрас одеяний. С разных сторон на мусульман обращены взгляды. От враждебных – «понаехали тут» до заинтересованных – «куда это они, зачем?»

Конечно, всякая символика быстро приедается. Но в большом городе да при малом числе мечетей этот миссионерский ресурс будет у ислама долго.

В целом российские мусульмане производят впечатление религиозных, не стремящихся к стилизации людей. Хотя, похоже, игры с идентичностью коснулись и их. Есть в их среде, как и у православных верующих, и «либералы», и «фундаменталисты». Даже такой уважаемый деятель, как муфтий Равиль Гайнутдин, может позволить себе, заигрывая с последними, шпильки в адрес христиан. «Господь един. У Него нет ни партнера, ни сына. Он не родился и не был рожден», - пишет он в книге «Ислам в XXI веке, или Как жить мусульманину по Корану в России» (М.: Исламская книга, 2009). Но христиане тоже верят в единого Бога.

Именно эта вера делает возможной совместную молитву. Современные христиане и мусульмане Сирии, как рассказал мне исламовед Алексей Журавский, вместе молятся о хорошей погоде, о ниспослании дождя.

Но вернемся к нашей зарисовке на привокзальной площади в Хельсинки. Женщина покорно следует за мужчиной. Наверное, ее устраивает такая роль, она счастлива с ним. Иначе бы ушла, и либеральные законы страны защитили ее от мужского шовинизма. Ислам жизнелюбив. Муфтий Равиль Гайнутдин в своей книге несколько раз подчеркивает это. Он приводит слова пророка Мухаммада: «Я молился со своими женами и бывал с ними». И говорит, что в священный месяц Рамадан ночью никакой супружеский пост не предусмотрен. У православных в этом смысле все гораздо строже. И легкая попытка одного из иеромонахов поставить под сомнение требования ушедших веков спровоцировала волну протестов.

Песенка «Если б я был султан» из известного кинофильма «Кавказская пленница» напоминает еще об одной особенности жизнелюбивого ислама, о многоженстве. Прот. Олег Стеняев, давно интересующийся этой мировой религией, уверял меня, что в некоторых сельскохозяйственных областях до сих пор сохранился интересный обычай. Муллы разрешают приезжему брать жену – на время командировки. Приехал человек по работе. Женился. Работа кончилась. Развелся и уехал. Впрочем, учитывая беспорядочность половых отношений в современном мире, такая практика не кажется ужасной…

Говорят, русские женщины легко выходят за мусульман. Положение второй или третьей жены их не смущает: было бы обеспечение. И большинство этих женщин становятся в мусульманских странах прихожанками русских православных храмов. Видимо, под влиянием верующих, в них, стихийных атеистках, пробуждается религиозное чувство, и муж не слишком упорствует в том, какую веру должна исповедовать жена.

И все-таки проблема есть. «Русским женщинам, вышедшим замуж за мусульманина, естественно принимать веру мужа, и так в большинстве случаев оно и бывает», - высказал свое мнение по поводу межрелигиозных браков муфтий Саратовской области Мукаддас Бибарсов. Беседа с ним проходила в стенах саратовской мечети. Точней, в небольшом зале, где показывают фильмы, читаются лекции и молятся мусульманки. Муфтий показал тренажерный зал, библиотеку и пригласил к трапезе. Чего-чего, а восточного гостеприимства у мусульман не отнимешь.

Мукаддас Бибарсов стремится к просвещению своей многонациональной паствы. И поэтому считает желательным посещение женщинами мечети. Но в исламском мире по этому поводу нет единого мнения. Помнится, несколько лет назад мусульманское духовенство Бухары порекомендовало женщинам вообще отказаться от посещения молитвенного собрания. Мол, в установленное время можно молиться и дома. А что в Коране непонятно, муж не хуже муллы объяснит.

Была и другая похожая история в Афганистане. Там был принят «Закон о личном статусе шиитов». Согласно этому документу, шиитским женщинам запрещалось уходить из дома без «уважительных причин» и отказывать мужьям в сексе, указывалось даже, что заниматься любовью супруги должны не реже, чем раз в четыре дня. Популистский закон, вызвавший возмущение во всем мире, изменили. Но сам факт его принятия свидетельствует о многом.

Религиовед Алексей Журавский считает, что подобные явления связаны с реакцией ислама на процессы секуляризма. По его словам, раньше, в веке так восемнадцатом, женщина была куда свободней, чем сейчас. Да и в некоторых исламских регионах, например, в Иране, она достаточно свободна – водит такси, занимается журналистикой…

Вопрос о терпимости, конечно, очень интересная тема. Тауфик Ибрагим, автор книги «На пути к коранической толерантности», показал, что хадисы, вроде «Убейте того, кто поменяет свою религию» нужно рассматривать вместе с другими хадисами на ту же тему, в более широком контексте, а не так, как делают это фундаменталисты.

Ислам в интерпретации Тауфика Ибрагима привлекателен. Но насколько его разделяет большинство верующих? В исламской умме в Европе сейчас идет жесткое противостояние между теми, кто стремится к европейскому исламу, исламу как к культурной и духовной традиции, и теми, кто мечтает о еврохалифате.

Похожее противостояние идет и у нас. И пока не ясно, какие силы в умме одержат победу.

Но совершенно ясно другое. Если загнать в Москве вторую по численности верующих религию в подполье, то через поколение это обернется тотальным торжеством радикального ислама, и проект Московский халифат будет реализован.

Власти Москвы еще при Лужкове выделили восемь участков под строительство мечетей. И было бы очень неплохо, чтобы они на этих участках, действительно, были построены. И чтобы при мечетях существовали специальные места для забоя скота. Действительно, не должна кровь ритуальных животных течь по улицам наших мегаполисов.

Строительство мечетей, на мой взгляд, в интересах титульной нации. Нам нужен культурный ислам. Ислам вменяемый. Ислам, контролируемый со стороны гражданского общества.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
Ликвидируем политическую монополию » Монополия
30 Арина Чайковская
Гражданское общество. Сейчас ульяновский проект «Виртуальное Гражданское Правительство» внедряется в Удмуртскую республику, Новосибирск, Красноярский край и Хабаровский край. Наши коллеги осваивают управление аналогичными порталами и наполняют картотеку чиновников своего региона.

30 Игорь Бойков
Убийство шейха. Итак, в Дагестане произошло очередное политическое убийство, ещё сильнее приближающее нас к кровавой смуте на южных рубежах страны.

30 Айрат Калимуллин
Радикальный ислам. Весной 2011 года смена руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан вызвала, мягко говоря, настающую истерию среди местных радикальных исламистов. С поста был смещен муфтий Гусман Исхаков.

29 Олег Неменский
Вопросы национализма. Идеология мультикультурализма направлена против культуры как общенационального явления, отрицает единый культурный стандарт внутри национального государства.

29 Георгий Волков
Казацкий вопрос. При проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году решением Правительства РФ было дано разрешение желающим в графе «национальность» писать «казак», таким образом, впервые в послереволюционную эпоху на официальном уровне определялось право казаков на этническую самоидентификацию.

28 Семён Резниченко
Судьба Кавказа. Кавказцев несомненно ждёт разная судьба. Остановимся в начале на самой малочисленной группе. На тех, кто выберет европейский образ жизни. Они не будут иметь достаточного влияния на свои этносы.