Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
Ликвидируем политическую монополию » Версия для печати
Радикальный ислам полезен России?
2010-12-27 Сергей Исрапилов
Радикальный ислам полезен России?
Враги и друзья

Сегодняшняя Россия фактически вовлечена в необъявленную войну с исламскими экстремистами. Несколько взрывов в метро и жилых домов убедили российское общество в том, что исламский экстремизм крайне опасен. В итоге правоохранительная система России, а с ней и вся Россия оказалась вовлечены в тотальное е противостояние с террористической сетью радикальных исламистов.

В стране произошла гигантская по масштабам перестройка всей системы национальной безопасности: от переформирования армии, спецслужб и ВПК под «новые угрозы» - до перестройки сознания каждого конкретного обывателя. Дело дошло до того, что сегодня кавказские исламисты названы одной из трех наиболее вероятных угроз в оборонной доктрине России. Огромная держава с ядерным мечем озирается в ожидании нападения десятка экстремистов…

Столь высокое внимание к особам террористов и степени их опасности, на мой взгляд, ни к коей степени не соответствует имеющейся реальности. Радикальный ислам, все вместе террористы, ни в какой степени не угрожает ни национальной безопасности России, ни здоровью и жизни подавляющего большинства россиян. Повышенное внимание к опасности террористов есть феномен не реальности, а феномен общественного сознания.

Разумеется, имеющие место диверсии исламистов и нападения на работников милиции опасны для конкретных людей и неприятны для общества. Для конкретных людей, особенно - работников милиции, «общение» с террористами может оказаться смертельным.

Но в «борьбу с террором» сегодня вовлечены не отдельные участковые, а вся Россия, весь ее бюджет, все политические и финансовые ресурсы, спецслужбы, армия. Эта борьба отбирает все силы и сама становится причиной ухудшения ситуации в экономике, социальной сфере, в борьбе с криминалом и другими реальными угрозами. Чрезмерная реакция общества похожа на афилактический шок, вызванный комариным укусом. И если сам комар ну никак не угрожает жизни человека, то острая аллергическая реакция может быть чрезмерно опасна.

Истинную опасность для России представляет не ислам в его радикальной форме, именуемой на Кавказе «ваххабизмом». Всех сил «ваххабитов» Дагестана было бы недостаточно не только чтобы разгромить 30-тысячный контингент силовых структур в республике или, тем более, российскую армию, но даже для штурма одного отдельно стоящего здания райотдела милиции.

Вообще, отношение России с радикальными исламистами представляется неразумным. Особенно пагубной эта ошибка оказывается на мировой арене.

На внешней арене России угрожают не многолюдные нищие страны с исламистскими режимами, типа режима талибов в Афганистане, режима «исламских судей» Сомали или племенными армиями Судана.

Наибольший реальный ущерб России приносит современный «демократический» Афганистан, содержащийся на деньги США, поставляющий в Россию наркотики, ежегодно убивающие 40-50 тысяч молодых россиян. После свержения власти талибов в Афганистане из-за взрывного роста производства наркотиков Россия потеряла, минимум, полмиллиона реальных молодых жизней.

Наибольшую же потенциальную угрозу России со стороны исламского мира также представляют светские национальные режимы в странах типа Пакистана и Ирана, имеющие или создающие собственное ядерное оружие.

Когда крайние, радикальнее исламисты приходят к власти, они первым делом разрушают социальную структуру общества, что делает невозможным существование современной экономики и, тем более создание собственной военной промышленности, современных образцов вооружения.

Даже миллионы ультрарадикальных моджахедов в нищей голодающей стране почти никак не угрожают соседям. Моджахеды во всем мире воюют лишь тем оружием, которое способны украсть или купить у «неверных». И потому, в сущности, для России они малоопасны.

Если граждане какой-либо южной страны считают целесообразным разрушить собственное национальное государство как неисламское заблуждение, – это их дело и их проблемы. А вот если их национальное государство строит баллистические ракеты и торгует наркотиками – это уже проблема России.

Внутри России также главную потенциальную опасность представляет национализм, причем как среди самих русских, так и национализм народов Кавказа. Хотя радикальный ислам ведет вооруженную борьбу в лесах, все же он не представляет истинной угрозы ни для целостности России, ни для большинства русских граждан страны. А вот этонационализм – это враг, реально способный уничтожить Россию.

Глобально причина этой угрозы в глубокой диалектической связи капитализма и национализма. На самом деле развитие капитализма и национализма неразрывны.

На самом деле Россия сегодня оказалась в непростой ситуации. Наша страна – единственная страна в Европе и одна из немногих в мире, в которой несколько автохтонных народов строят общую государственность.

Капитализм и общая государственность для нескольких народов несовместимы. Капитализм порождает национализм, то есть соревнование наций в доступе к разделу власти, материальных благ и т.д. В итоге единая государственность превращается в обузу для всех народов.

Европа – родина капитализма. Сто лет назад в Европе были пять сильных государств, которые контролировали почти весь мир (Британия, Франция, Австро-Венгрия, Россия, Германия). Но успешное развитие капитализма разрушило эти государства. Сегодня в Европе сегодня свыше 70 однонациональных государств, проливших немало крови за свободу от «горячо любимых» соседей.

В России за всю историю было два периода, когда быстро развивался капитализм – вторая половина XIX века и конец XX века. Оба этих периода закончились распадом страны и выделением из России в общей сложности двух десятков однонациональных государств.

Что касается Кавказа, то быстрая исламизация региона совсем не вредит интересам России. Ислам и этонационализм – два непримиримых врага. Ислам где может, уничтожает национализм. Национализм, где может, борется с исламом.

Часто проблема территории, на которой проживают мусульмане, заключается в том, что Коран четко регламентирует межличностные отношения, нормы поведения и социальные отношения между людьми. А поскольку эти нормы социальных отношений относятся к седьмому веку нашей эры, они ведут к разрушению неисламской современной экономики и государства. Ибо государство и экономика – это, в первую очередь, специфические отношения между людьми. А уж потом – здания, сооружения, капиталы и прочие материальные атрибуты.

Поэтому в исламских странах мира почти нет перерабатывающей промышленности, часто неэффективно работают государственные институты. И материальные условия жизни людей здесь нередко бывают весьма трудны.

В итоге мусульмане гораздо терпимее к иностранцам, к иностранной власти, даже к захватчикам, чем вечно зараженные национализмом европейцы. Ибо они признают за иностранцами их умение создавать администрацию или, даже, целиком государство со всеми его институтами. И если в сегодняшнем проникнутом капитализмом, соответственно, национализмом, мире еще есть оккупированные страны – то лишь благодаря этой, вынужденной, «толерантности» мусульман.

Как на международной арене, так и внутри России радикальный ислам враждебен, прежде всего, не в отношении иноверцев. А отношении собственных националистов.

Очень часто из Дагестана в Россию, в крупные города страны уезжают дагестанцы хорошо образованные, имеющие неплохое образование и ведущие собственный, часто – успешный бизнес. Они уезжают из Дагестана, прежде всего, потому, что чувствуют себя некомфортно в быстро исламизирующемся Дагестане. В родной республике они – чужеродный элемент и вряд ли могут рассчитывать на хорошую адаптацию, окажись вдруг вынужденными вернуться в Дагестан.

Но и в России дагестанцы плохо интегрируются, предпочитая замыкаться в рамках диаспор. Особенно характерно это для молодежи, которая вообще нередко сбивается в полукриминальные группы. Они создают источник угрозы и для конкретных русских людей, и для России в целом, ибо провоцируют русский национализм.

Беда в том, что именно наиболее «европеизированные» дагестанцы, кавказцы в целом заражены бациллой национализма. Национализм чуждое для традиций Кавказа, для ислама явление. Он привнесен в нашу жизнь именно европейским, западным образованием.

Национализм малых народов России столь же враждебен для ислама, для мусульман, остающихся в Дагестане, сколь и для России, для русских. И потому Россия должна не воевать с радикальным исламом, а искать с ним диалог и, если нужно, поддерживать.

Автор - кандидат исторических наук.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
Ликвидируем политическую монополию » Монополия
30 Арина Чайковская
Гражданское общество. Сейчас ульяновский проект «Виртуальное Гражданское Правительство» внедряется в Удмуртскую республику, Новосибирск, Красноярский край и Хабаровский край. Наши коллеги осваивают управление аналогичными порталами и наполняют картотеку чиновников своего региона.

30 Игорь Бойков
Убийство шейха. Итак, в Дагестане произошло очередное политическое убийство, ещё сильнее приближающее нас к кровавой смуте на южных рубежах страны.

30 Айрат Калимуллин
Радикальный ислам. Весной 2011 года смена руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан вызвала, мягко говоря, настающую истерию среди местных радикальных исламистов. С поста был смещен муфтий Гусман Исхаков.

29 Олег Неменский
Вопросы национализма. Идеология мультикультурализма направлена против культуры как общенационального явления, отрицает единый культурный стандарт внутри национального государства.

29 Георгий Волков
Казацкий вопрос. При проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году решением Правительства РФ было дано разрешение желающим в графе «национальность» писать «казак», таким образом, впервые в послереволюционную эпоху на официальном уровне определялось право казаков на этническую самоидентификацию.

28 Семён Резниченко
Судьба Кавказа. Кавказцев несомненно ждёт разная судьба. Остановимся в начале на самой малочисленной группе. На тех, кто выберет европейский образ жизни. Они не будут иметь достаточного влияния на свои этносы.