Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
Ликвидируем политическую монополию » Версия для печати
РОНСевальская битва
2011-05-26 Наталья Холмогорова
РОНСевальская битва
Страшная история о взорванных церквях, призраках, экстремизме и беззаконии

В последнее время наш юрист Матвей Цзен совершенно исчез из виду – даже на совещаниях почти не появлялся. Это потому, что он с утра до вечера пропадал в городе Владимире – защищал в суде русскую националистическую организацию РОНС (Русский Обще-Национальный Союз), которую наша любимая власть пытается, вслед за «Славянским Союзом» и ДПНИ, закрыть за экстремизм.

Сейчас в суде произошел перерыв, и, пользуясь свободным временем, Матвей рассказал нам обо всем, что там происходит. А я решила поведать эту историю вам, ибо она небезынтересна и заслуживает быть сохраненной в анналах.

1. Предыстория

Жила-была организация РОНС. Жила уже долго (недавно она отпраздновала свое 20-летие) и относительно неплохо –

- чем, увы, и привлекла внимание правоохранительных органов.

В сравнении с «типичными» нацорганизациями у РОНС есть некоторые особенности.

Во-первых, это организация не светская, а православная – и де-юре (туда принимают только православных), и де-факто. Идеология ее строится на понимании православия как национальной религии русских. Члены ее – очень верующие, очень «белые», лютые антикоммунисты, консерваторы и поборники нравственности, и вообще люди суровые и упертые. Настрой у них по жизни несколько самурайский, в стиле «Делай что должно, и будь что будет». Отметим сугубую православность РОНС: она будет важна в дальнейшем.

Во-вторых, РОНС существует уже очень долго – и, на фоне других организаций, мирно и дружно. Ни расколов, ни скандалов. У меня есть знакомые, которые «прошли через РОНС» еще в 90-х, потом уходили, взыскуя чего-то большего – но многие другие не уходили, а так там и остались. У РОНС есть бессменный лидер – Игорь Владимирович Артемов, к которому в организации относятся с большим уважением.

РОНС силен в регионах: во Владимире и Владимирской области (где у него штаб-квартира), Ижевске, Новосибирске, Иркутске и других региональных центрах.

Уже много лет РОНС издает официальный журнал «Третий Рим» и неофициальную газету «Рубеж». Ведет спортивные занятия и сборы для молодежи. Проводит в регионах различные акции – социальные, против абортов, против пьянства и наркомании и т.д, иногда необычные: например, в прошлом году, не помню где, члены РОНС вышли на улицу с большими охапками цветов и, встретив женщину с пивом или «ягой», предлагали ей обменять спиртное на цветы. Многие с удовольствием соглашались. 

(От себя замечу, что не все в идеологии и в деятельности РОНС мне близко, а многое даже и довольно далеко – но сейчас, когда их преследуют, на этом сосредотачиваться не время.)

А третья особенность та, что РОНС активно занимается у себя в регионах политической деятельностью, регулярно участвует в местных выборах – и побеждает: многие видные активисты РОНС много лет были депутатами региональных заксобраний. Сам Артемов тоже много лет провел на посту депутата Законодательного Собрания Владимирской области – и зря свое кресло не просиживал, а активно работал на благо граждан и, судя по всему, немало крови попортил местным властям.

Вот это-то, по-видимому, и стало причиной их несчастий.

Активность и успешность РОНС надоела режиму – и на последних местных выборах уже никто (или почти никто) из них в депутаты не попал, сами выборы сопровождались обысками и уголовными обвинениями; а теперь РОНС пытаются закрыть и разделаться с ним раз и навсегда.

Непосредственным же предлогом стали, во-первых, местные выборы 2010 года; а во-вторых, то, что у двух офицеров одной ракетной части, расквартированной во Владимирской области, армейское ФСБ обнаружило литературу РОНС. И очень возбудилось по этому поводу. (Кстати, по словам Артемова, именно эти секретные вояки оказались удивительно трусливы – на первом же допросе сдали всех и вся, подробно рассказали, где и от кого эту литературу получили и сколь разжигательные с ними при этом велись разговоры.)

За дальнейшими подробностями о жизни и деятельности РОНС отсылаю читателей к ним на сайт или к моему френду , соратнику РОНС, который занимается их пиаром в ЖЖ. Меня же сейчас интересует то, что, когда на РОНС начались «наезды» правоохранителей, Игорь Артемов обратился за юридической помощью сперва к «Русскому Вердикту», а затем – поскольку нападение было серьезное, и требовалось отражать его всеми силами – к Русскому Общественному Движению.

Об этом я и расскажу, а если допущу какую-нибудь неточность или юридическую ошибку, то пусть Матвей меня поправит.

2. Православие как запрещенная религия

Чтобы признать организацию экстремистской и запретить, можно идти двумя путями. Один – обнаружить, что организация издает экстремистскую литературу. Второй – открыть, что члены организации совершают экстремистские преступления (например, режут кого-нибудь в подворотнях на почве национальной ненависти). Для надежности рекомендуется эти два пути сочетать.

Второй путь более узок и труден, ибо для него нужны реальные уголовные дела и приговоры. Поэтому служители закона начали с первого. Весной 2010 года устроили у активистов РОНС массовые обыски, изъяли все, что под руку попалось, и начали искать экстремизм.

Журнал «Третий Рим» - официальный и потому весьма благопристойный, экстремизм в нем разыскать сложно. Но, кто ищет, тот всегда найдет. Ученые владимирские эксперты обнаружили, что Артемов в своих статьях называет православную веру единственно истинной. И уверяет, что только жизнь во Христе обеспечивает человеку спасение души. Вот вам и экстремизм – превознесение одной религии над всеми прочими!

Это экспертное заключение еще в прошлом году поразило до глубины души не только РОНСовцев, но и всю православную общественность. Ибо оно показало, что исповедовать православие у нас в стране, строго говоря, запрещено. Да и не только православие. Ведь почти любая религия считает себя истинной и чем-то превосходящей все остальные. Атеизм, однако, тоже от казенного дома не спасет: ведь и атеист считает, что он прав, а верующие фигней страдают – и, следовательно, утверждает исключительность и превосходство собственного мировоззрения, ergo - попадает под статью!

В общем, вокруг этой экспертизы случился скандал, народ покричал-покричал, да и успокоился… а Владимирская областная прокуратура слушала да ела.

Признали экстремистским номер «Третьего Рима». Несколько номеров газеты «Рубеж» (у нее формат более непринужденный, и экстремизм в ней обнаружить легче). Еще какие-то тексты. Перепугали активистов во многих регионах и фактически развалили их работу. Против самого Артемова возбудили дело по 282-й.

Артемов на допросы ходить не стал, и его объявили в розыск, так что теперь он скрывается. На допросы он не ходит принципиально, ибо не желает даже таким образом сотрудничать с репрессивными механизмами. Позиция достойная, но требующая решительного настроя и навыков конспирации.

Интересно, что, скрываясь, Артемов не перестает активно работать и руководить своими соратниками – причем не по интернету: он ездит в Москву и в другие города, открыто встречается с людьми, даже недавно ездил за границу. Хотя его действительно, без дураков, ловят: он в областном розыске. Но он часто меняет телефоны, не появляется по своему месту прописки, использует еще какие-то хитрости – и этого оказывается достаточно.

Однако экстремистские тексты – это хорошо, но мало. Как-то несолидно. Нужны преступники, дела и приговоры. Как с ДПНИ, у которого главной причиной закрытия стала компания протвинских скинхедов, убивших таджика. Главный убивец ВНЕЗАПНО дал показания, что пришить таджика поручил ему лично один из руководителей ДПНИ – после чего получил пять лет условно. За убийство. Потому что наш суд – самый гуманный суд в мире. А ДПНИ закрыли.

Проблема (для Владимирской прокуратуры) в том, что РОНСовцы не режут таджиков. И вообще никого не режут. То есть совсем. Они верующие, законопослушные и действуют в легальном поле. А если и было за ними что-нибудь подозрительное (скажем, активное участие в разгоне гей-парада), то по этому поводу не было возбуждено уголовных дел.

Это очень неудобно. Но прокуратура начала искать компромат на РОНС – и нашла! Нашла три уголовных дела, каждое из которых по-своему замечательно.

3. Суровые ульяновские евреи, или литература массового поражения

Эта история произошла в далеком 2008 году в городе Ульяновске, а героями ее стали четверо молодых долбо… юношей, один из которых уже отмотал срок за какую-то мелкую уголовщину, а остальные к этому только готовились.

Все началось с того, что они сидели и бухали. Был вечер выходного дня – и чуть ли не суббота.

К ним подвалила компания друзей, и они начали бухать вместе. В компании была одна девушка: и вот начинает она жаловаться на то, что ее обижают евреи.

Да-да. Ульяновские евреи настолько суровы, что просто прохода ей не дают: хватают за разные места и всячески посягают на ее девичью честь.

Четверо рыцарей решили вступиться за обиженную даму. Не сходя с места, разработали они план мести развратным евреям – и тут же привели его в исполнение.

Захватив с собой орудия преступления – пачку литературы РОНС и баллончик с краской – идут они к зданию Ульяновской региональной еврейской национально-культурной автономии, сокращенно УРЕНКА.

Двое из них вбежали в здание и с криком: «Смерть жидам!» принялись разбрасывать вокруг себя подрывную литературу. Видимо, ожидали, что прочтя ее, евреи тут же рухнут замертво; вот только не знаю, должны ли они были помереть от ужаса, от удивления или от каких-либо иных эмоций. Двое других, стоя на стреме, тоже времени даром не теряли: на стене противоположного дома крупными буквами, чтобы евреям было хорошо видно, выводили все то же сакраментальное: «Смерть жидам!»

В это время совершенно случайно мимо УРЕНКА проезжал автомобиль с тремя сотрудниками местного ЦПЭ. Ульяновские ЦПЭ-шники любят кружить по городу тихими летними вечерами, смотрят, нет ли где экстремизма. А экстремизм-то – вот он, сам на ловца бежит!

Выскочили менты из машины и задержали всех четырех злоумышленников. Злоумышленники были сильно под градусом, поэтому ни убежать, ни толком сопротивляться не могли. Тут же, на месте, их и допросили.

Еще одно удивительное совпадение облегчило работу милиции: совершенно случайно в здании УРЕНКА в этот субботний вечер находились глава УРЕНКА и его заместитель, да не просто так, а с видеокамерой. И запечатлели все происходящее на пленку.

В общем, деваться было некуда, и четверка призналась во всем.

От этой «акции» выиграли почти все.

Ульяновское ЦПЭ раскрыло опасное экстремистское преступление, какой-нибудь местный майор получил премию.

УРЕНКА, претерпев набег антисемитов, прославилась и, вполне возможно, получила какие-то плюшки по своим каналам.

А защитники девичьей чести получили условные срока. Все, кроме ранее судимого, который то ли накануне, то ли в тот же день пораньше отличился совсем по другой линии: пришел к своей сестре, начал дебоширить и требовать у нее денег на выпивку, угрожал ей убийством, а когда она вызвала милицию – побил милиционера. Так что по совокупности он отправился сидеть. А остальные отделались легким испугом.

Какое отношение они имели к РОНС? По-видимому, никакого. Сами они членами РОНС себя не называли, РОНС их тоже за своих не признает. Поведение их явно не соответствует РОНСовским моральным стандартам. С другой стороны, попала же к ним откуда-то РОНСовская литература. Вот это для прокуратуры и стало решающим доказательством.

4. Кто может взорвать церковь?

Вторая уголовная история произошла в 2009 году в самом Владимире.

Кто-то принес к церкви Владимирского университета взрывное устройство небольшой мощности и положил его на ограду. К устройству была приложена записка экстремистского содержания – примерно такого: «Ненавижу христианство!! Смерть всем попам!!!» Неизвестно, каким адресатам предназначал ее автор – но прочел ее милиционер, который, совершенно случайно проходя мимо церкви в три часа ночи и озираясь по сторонам, это взрывное устройство, тихо лежащее на ограде, обнаружил.

Эта история выглядит еще страннее предыдущей. Но, так или иначе, задержали некоего Хлупина, который во всем признался, заявил, что он язычник и действительно пытался взорвать церковь из ненависти к христианству, и отправился в места не столь отдаленные.

Спрашивается, при чем здесь РОНС?

Хлупина спрашивали, не принадлежит ли он к РОНС – но он это решительно отрицал. Руководство РОНС тоже такого человека в глаза не видело. Да и заподозрить это было никак нельзя. Язычника-антихристианина туда бы просто не приняли, а если бы и приняли – не нашел бы он с соратниками общего языка.

Но прокуратура вышла из положения: вроде он был знаком с какими-то членами РОНС – ну а раз знаком был, значит, они-то его и уговорили церковь взорвать! Кто же еще может ненавидеть попов и мечтать об уничтожении христианства, как не православная организация?

5. Модно, весело, задорно

Третья история случилась в городе Коврове Владимирской области. Здесь некий молодой человек украсил стены своего дома и соседних домов тремя разжигательными надписями. Первая из них незатейливо гласила: «Россия для русских». Зато в двух других он проявил фантазию и недюжинное эстетическое чувство. Они звучали так: «Ебошь кавказцев модно, весело, задорно!»

Задорного модника взяли, возбудили по трем надписям три отдельных уголовных дела (ЦПЭ города Коврова ОЧЕНЬ нужно было выполнить план по экстремизму), приговорили к 120 часам исправительных работ… вроде бы на том и конец. Никакой связи с РОНС у молодого человека не просматривалось, да ее даже и не искали.

Здесь прокуратура поступила проще. Юноша написал: «Россия для русских!» - и эта надпись оказалась разжигательной. (Заметим, что она не была признана экстремистской и запрещена.) А ведь в литературе РОНС тоже кое-где встречается лозунг «Россия для русских!» Вот вам и доказательство, что РОНС толкает молодежь к экстремизму.

6. Приговор предопределен

Начался суд.

Увидев перед собой нашего юриста Матвея Цзена с ордером, владимирский судья и владимирский прокурор очень удивились. Неприятно удивились. Они не ожидали, что представители РОНС появятся на суде, и собирались по-быстрому решить дело без них.

Прокурор в перерыве начал куда-то звонить – и вскоре в суд явился местный ФСБ-шник, жаждущий с Матвеем познакомиться.

Между ними произошел такой диалог.

- Скажите, не знаете ли вы, где находится Артемов Игорь Владимирович? Он нам очень нужен, мы его давно разыскиваем!

- Не знаю.

- А виделись вы с ним?

- Конечно, виделся.

- Когда?!

- А вот сегодня утром.

- Где?!

- Не скажу.

- А я вам сейчас повесточку и на допрос…

- Это вряд ли: я адвокат, и Артемов мой клиент! (Адвоката нельзя допрашивать о делах его клиента.)

ФСБ-шника перекосило от огорчения. Но присутствия духа он не потерял и принялся болтать с Матвеем «просто, по-дружески». Сообщил ему, в частности, что:

- Артемов занимается политикой ради денег

- Его финансирует ЦРУ

- Вот РОНС евреев не любит – а, между прочим, в руководстве у них одни евреи, и сам Артемов тоже еврей!

(Удивительно, что не поднял четвертую сакраментальную тему: «Они там с гей-парадами борются – а сами-то, между прочим…» Видимо, решил, что для первого знакомства это будет уж слишком.)

Матвей все это выслушал стоически, обогатившись лишь информацией о том, какие приемы использует ФСБ в своей работе.

И ты, читатель, имей в виду: если слышишь о каком-нибудь политическом деятеле, что его интересуют только деньги, он работает на ЦРУ, а также он еврей, и вообще все они там сплошь евреи – внимательно присмотрись к собеседнику и держи наготове свой боевой топорик. Ну нет, почему сразу «в ФСБ служит». Может, и не служит. Может, он добровольный помощник органов.

Начался суд – и скоро Матвей заметил, что происходит нечто странное. Суд идет совсем не так, как должны идти подобные дела.

Как рассматривается в суде дело о закрытии организации? Судья зачитывает материалы обвинения. Прокурор комментирует каждый материал – объясняет, где и в чем тут экстремизм. Адвокат возражает – говорит, что никакого экстремизма тут нет. Они спорят между собой. Судья все это внимательно слушает, задает уточняющие вопросы. Это и называется судебным следствием.

Но здесь все иначе. Судья зачитывает материалы. Прокурор молчит. Матвей встает и объясняет, что экстремизма в этом материале нет, да и вообще непонятно, о чем он, зачем и каким боком относится к делу. (Про материалы обвинения Матвей говорит, что составлены они крайне халтурно и небрежно, большинство из них ровно ничего не доказывает, и вообще такое впечатление, что прокурор это обвинение не сам писал. А может быть, и не читал.) Прокурор молчит, как столб. Судья тоже молчит, никаких вопросов не задает, реплики Матвея молча записывает и переходит к следующему листу дела.

Так Матвей впервые не только увидел, но и на своей шкуре почувствовал, что означает «приговор предопределен».

Судья «подписался» закрыть РОНС – и он РОНС закроет. Основания, доказательства и прочая мутотень его не интересует. Что будет говорить адвокат – неважно. Матвей может говорить, может молчать, может рыдать, плясать или ходить на голове – все это не будет иметь ровным счетом никакого значения. Приговор уже вынесен. Этого ничто не изменит.

Так легко было бы сдаться, опустить руки. Но…

7. Организация Шредингера

Но не таков наш Матвей! Что ж, сказал он себе, если нельзя победить в прямой схватке, нельзя доказать нашу правоту – попробуем иначе!

Надо сказать, что с запретом РОНС существовала юридическая закавыка. Незарегистрированную организацию может запрещать за экстремизм кто угодно, а вот зарегистрированную – только суд по месту ее регистрации. И, если организация зарегистрирована как всероссийская – ее может закрыть только Верховный Суд. А Верховный Суд за такие дела берется очень неохотно: за все эти годы он закрыл всего несколько организаций, и то в основном международных радикально-мусульманских.

На первом же судебном заседании Матвей подал ходатайство о том, чтобы дело РОНС, как зарегистрированной всероссийской организации, было передано в Верховный Суд. На это судья ответил, что в 2006 году регистрация РОНС была ликвидирована из-за несдачи отчетности; так что юридически никакой «всероссийской организации РОНС» не существует, и судить ее будут, где сказано.

Однако, разобравшись в этой ликвидации повнимательнее, Матвей открыл одно удивительное обстоятельство.

С юрлицами иной раз происходят такие чудеса, какие не под силу даже вообразить лицам физическим. Можно ли себе представить, чтобы физическое лицо одновременно существовало и не существовало, как кот Шредингера? Не бывает такого! А вот для юрлица это, оказывается, вполне возможно.

В 1998 году РОНС зарегистрировался как всероссийская общественная организация. В 2003 году вышел новый закон, по которому все юрлица должны были постепенно перерегистрироваться и получить ОГРН – индивидуальный номер, такой же, как ИНН у человека. РОНС перерегистрировался – и дальше сдавал отчетность и вел всю документацию по новым реквизитам. Однако сведения об этом затерялись где-то в дебрях Минюста: и, пока одна бюрократическая контора принимала у РОНС отчетность по новым реквизитам и с ОГРН, другая тщетно ждала отчетности от старого РОНС, без ОГРН. А не дождавшись, в 2006 году его ликвидировала. Ликвидация юрлица, погибшего в житейских бурях – процедура обыденная, присутствие самого «покойника» для этого не требуется: отправили какое-то извещение, оно дошло год спустя – в общем, сами РОНСовцы о происшедшем узнали задним числом.

При ликвидации, полагая, что ОГРН у РОНСа нет, Минюст сам присвоил ему какой-то ОГРН – и тут же под этим номером его и ликвидировал. Между тем под собственным ОГРН РОНС продолжал существовать – и существует и по сей день.

Юрлица с разными ОГРН – это, по закону, разные юрлица. Даже если все остальное у них совпадает.

Так вот: оказалось, что во всех документах о запрете РОНС указываются старые реквизиты и старый, несуществующий ОГРН!

А зарегистрированная всероссийская организация РОНС под другим ОГРН живет и здравствует – и запрещать ее все-таки должен именно Верховный Суд!

Ксерокопии документов судья принимать отказался – потребовал заверенную выписку из налоговой инспекции. Матвей заказал такую выписку. Заплатил за нее свои деньги (несколько тысяч). Однако делается она долго. Тем временем изучение материалов в суде подходит к концу. Судья явно спешит. Объявляет, что завтра будут прения. Вот, собственно, и конец…

Наутро, в десять утра, наконец приходит выписка из налоговой!

Но тут звонит человек из РОНС, который должен был везти Матвея во Владимир (туда и обратно его возили на машинах): произошла какая-то накладка, он сегодня ехать в суд не может. А времени остается совсем чуть-чуть. Матвей звонит своему брату-автомобилисту… у того на сегодня запланирована важная деловая поездка – но помочь брату важнее… И они мчатся во Владимир.

Матвей вбегает в зал суда, опоздав всего на полчаса. Судья и прокурор уже начали, не дожидаясь его – быть может, надеялись, что он и не появится. Еще полчаса – и решение было бы вынесено.

Он выкладывает на стол свое ходатайство и выписку!

Лица судьи и прокурора невозможно описать. Они не верят своим глазам. Не может быть, чтобы какой-то адвокатишка их переиграл! Но документы перед ними – и они ясно свидетельствуют о том, что РОНС им неподсуден, и дело можно закрывать.

Наконец, справившись с потрясением, судья объявляет перерыв до 30 мая – для изучения новых обстоятельств.

За этот месяц судья, вместе с владимирской прокуратурой и владимирским ФСБ, постараются что-нибудь придумать и как-нибудь переиграть открывшиеся «новые обстоятельства».

Что ж, посмотрим, кто кого!

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
Ликвидируем политическую монополию » Монополия
30 Арина Чайковская
Гражданское общество. Сейчас ульяновский проект «Виртуальное Гражданское Правительство» внедряется в Удмуртскую республику, Новосибирск, Красноярский край и Хабаровский край. Наши коллеги осваивают управление аналогичными порталами и наполняют картотеку чиновников своего региона.

30 Игорь Бойков
Убийство шейха. Итак, в Дагестане произошло очередное политическое убийство, ещё сильнее приближающее нас к кровавой смуте на южных рубежах страны.

30 Айрат Калимуллин
Радикальный ислам. Весной 2011 года смена руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан вызвала, мягко говоря, настающую истерию среди местных радикальных исламистов. С поста был смещен муфтий Гусман Исхаков.

29 Олег Неменский
Вопросы национализма. Идеология мультикультурализма направлена против культуры как общенационального явления, отрицает единый культурный стандарт внутри национального государства.

29 Георгий Волков
Казацкий вопрос. При проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году решением Правительства РФ было дано разрешение желающим в графе «национальность» писать «казак», таким образом, впервые в послереволюционную эпоху на официальном уровне определялось право казаков на этническую самоидентификацию.

28 Семён Резниченко
Судьба Кавказа. Кавказцев несомненно ждёт разная судьба. Остановимся в начале на самой малочисленной группе. На тех, кто выберет европейский образ жизни. Они не будут иметь достаточного влияния на свои этносы.