Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
Ликвидируем политическую монополию » Версия для печати
Мы идем на приём
-03-03 Ростислав Антонов (Новосибирск)
Мы идем на приём
Жители Черепаново захватили кабинет главы администрации

Черепаново - райцентр в Новосибирской области, возникший на месте зимовок переселенцев. Статус города Черепаново получил в 1925 году, а позднее стал районным центром области. В настоящее время население города составляет 23 тысячи человек. Местные власти довели ранее процветавший край до полного запустения. От промышленного производства ничего не осталось, асфальтированных дорог в городе практически нет, сельское хозяйство в упадке.

В прошлый раз я был в Черепаново больше 10 лет назад и тогда, в качестве журналиста, встречаясь с начальником управления сельского хозяйства, слушал рассказы о том, как ломится элеватор от собранного зерна и как его сложно продать. Сейчас проблем с этим у Черепановского района нет, как впрочем, нет и элеватора. Его руины, давно уже стали местной достопримечательностью. Всё это лишает людей внятных перспектив превращая сам город в своеобразное гетто, единственным выходом из которого для многих становится смена места жительства. Таким я застал город, когда приехал на встречу с родителями учеников и педагогическим коллективом школы № 2.

Повод  для моего визита был, прямо скажем, нерадостный:  глава района, Аркадий Владимирович Звонков, решил, что 5 школ для города это слишком много и единоличным решением постановил  оставить целый микрорайон без собственной школы. По плану администрации предполагается, что дети будут распределены по другим школам города, ближайшая из которых расположена в 3,5 км от реорганизуемого учебного заведения.  При этом большая часть пути школьники будут проходить по грунтовке, где и скорая не всегда проезжает, а там встречается асфальт, идти придется прямо по проезжей части, поскольку понятие «тротуар» местной администрации просто не знакомо. То же касается и уличного освещения.

Судьба педагогического коллектива также оказалась под вопросом. Очевидно, что далеко не все из них смогут найти достойную работу.  Необходимость закрытия школы Звонков мотивировал просто - в городе нехватка детских садов, очередь в которые превышает 300 человек. Примерно столько же сейчас, сколько сейчас учится в закрываемой школе.

Самое любопытное, что и родители и педагогический коллектив узнали о планах администрации абсолютно случайно. Администрация при подготовке столь важного решения, решила  мнением родителей и учителей пренебречь. Общественность считала иначе.  Собравшись в тесном зале люди, высказывали свое возмущение и боль за судьбу школы недавно отметившей свое 25-летие. Как так получилось, что школа, воспитавшая не одного медалиста, оказалась не нужна?

Как могло так получиться, что более 350 детей по прихоти одного человека будут вынуждены каждое утро ходить за 3,5 км до ближайшей школы? И главное, что  теперь делать? Эти вопросы наперебой задавали мне собравшиеся в надежде, что гость из Новосибирска знает ответы на все их вопросы. Я взял в руки невзрачный лист бумаги, на котором неразборчивая подпись главы администрации ставила крест на будущем этой школы.

- Вы готовы бороться за свою школу? - спросил я.

- Да, но мы боимся, что если мы начнем предпринимать какие-то действия, то начнутся репрессии - за всех ответила одна из собравшихся.

- Если вы ничего не будете делать, то вас просто уволят, - сказал я, - а так есть небольшой шанс.

- Мы готовы бороться, - был ответ собравшихся.

Следующим утром в сопровождении нескольких съемочных групп  телевидения и журналистов я подъехал к администрации Черепаново. На крыльце, в нашем ожидании собралось достаточно большая группа  людей. Организованной группой мы вошли в здание.

- Что происходит? -  спросил слегка напуганный сотрудник администрации, глядя на то, как мы поднимаемся по лестнице.

- Это что, - митинг?

- Нет, - за всех ответил я, - мы идем на прием к главе администрации Звонкову.

Несколько сотрудников полиции стоявших в коридоре демонстративно отошли в сторону, освобождая проход. Поднялись по лестнице на второй этаж. Я открыл дверь приемной, пропуская вперед   людей. Внутри нас встретила женщина, представившаяся помощником главы администрации. Самого главы на месте не оказалось.

- Где Звонков? - поинтересовался я.

- Его сегодня нет, вам нужно было записаться на прием, - сообщила она.

- Сегодня и так приемный день, - напомнил я. - Где глава администрации? - повторил я свой вопрос.

- Ну, может же быть так, что человек не смог сегодня придти, разные же могут быть обстоятельства, - пыталась защитить своего начальника сотрудница администрации.  - Сейчас я приглашу начальника отдела образования, - сообщила она.

- Хорошо, - согласился я и открыл дверь в «святую святых» -  кабинет  главы администрации.

Вошел, вслед за мной последовали остальные.

Замыкала процессию женщина представившаяся начальником отдела образования и уже известная нам защитница Звонкова.

Внутреннее убранство кабинета до боли напомнило мне интерьеры Новосибисркого обкома КПРФ. В дальнем углу комнаты стояло несколько ухоженных тропических растений, достигавших трех метров высоту. На стене висели портреты вождей мирового пролетариата. Всё это оттенялось дорогой мебелью. По левую сторону от главы администрации располагался целый «иконостас» из фотографий «национальных» и региональных лидеров.  Расселись. Сотрудницы администрации расположились по обе стороны стола главы, жители расположились по периметру комнаты. Ленин и Маркс со стены с укоризной смотрели на чиновниц.

В ходе разговора выяснилось, что решение о закрытии школы и перепрофилировании её в детский сад и начальную принималось лично главой администрации, без согласования с кем бы то ни было. Что здание у школы не типовое, а потому именно её решили отдать под детский сад, то же не типовой, по всей видимости. Да и 300 детей, по их мнению, совсем немного.  А садики, ранее перепрофилированные под другие цели, отдать невозможно, так как часть из них уже давно в частной собственности (два стали частными домовладениями) а в тех, что остались в муниципальной собственности, расположены социально значимые учреждения, выселять которые никак нельзя. Школа таковым, по всей видимости, совсем не является. Не нашло у них поддержки и мое предложение (поддержанное родителями) разместить детский сад в самой администрации и оставить школу в покое.

Не имеет смысла пересказывать весь разговор, произошедший в этой комнате, поскольку все подобные разговоры одинаковы. Сотрудники администрации обещали и уговаривали, прекрасно понимая, что ничего из обещанного выполнять не будут, а люди слушали и понимали, что им просто заговаривают зубы.  Сотрудницы администрации пообещали, что Звонков примет делегацию родителей 06 марта, а потому, посоветовавшись,  мы решили передать обращение главе, и  приняв их любезное предложение покинуть занятый нами кабинет Звонкова администрации, пообещав вернуться уже 6 марта.

Позвонили из школы, сообщив,  что к ним едет зам министра образования Новосибирской области Александр Флек.  Чиновника мы встречали уже в холле. Свой визит он начал с хамства:

- Что здесь делают посторонние?

- Вы вообще выяснили, кто он вообще такой? - задал он вопрос, уже обращаясь к чиновникам местной администрации.

- А вы, собственно, сам-то кто? - полюбопытствовал я.

- Я, заместитель министра образования Новосибирской области, - несколько замешкался чиновник.

-  Ростислав Антонов, -  я проявил ответную любезность.

- Мы вам тут журналиста оставим, чтобы вы наших учителей не обижали, - предложил я и не дожидаясь согласия чиновника  проводил журналиста в помещение. После чего мы покинули задумавшегося чиновника.

Тональность чиновника в присутствии журналиста и при его отсутствии сильно отличалась. Выяснилось , что всё, о чём говорила зам главы района, это не подписанное распоряжение, а только планы, которые еще будут пересматриваться. И вообще, конечно, все будет сделано с учетом мнения родителей и педагогического коллектива.  Хотя как эти благие намерения  согласуются с наличием компании якобы выигравшей конкурс на разработку проекта, абсолютно непонятно.

Связь выяснилась несколько позже, когда наш журналист уже покинул совещание.  По словам педагогов, им в мягкой форме было предложено «не шуметь, волну не поднимать и унять своих родителей». Чем полностью  дезавуировал   весь сеанс «психотерапии» проведенный в присутствии нашего журналиста.

Из города уезжали мы со смешанными чувствами. С одной стороны, нам удалось привлечь внимание прессы к проблемам школы, а с другой стороны было понятно, что родители учеников и педагогический коллектив оказались один на один с административной машиной, не привыкшей к тому, что её действиям оказывают активное противодействие. А потому, это не последний наш визит в Черепаново.    

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
Ликвидируем политическую монополию » Монополия
30 Арина Чайковская
Гражданское общество. Сейчас ульяновский проект «Виртуальное Гражданское Правительство» внедряется в Удмуртскую республику, Новосибирск, Красноярский край и Хабаровский край. Наши коллеги осваивают управление аналогичными порталами и наполняют картотеку чиновников своего региона.

30 Игорь Бойков
Убийство шейха. Итак, в Дагестане произошло очередное политическое убийство, ещё сильнее приближающее нас к кровавой смуте на южных рубежах страны.

30 Айрат Калимуллин
Радикальный ислам. Весной 2011 года смена руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан вызвала, мягко говоря, настающую истерию среди местных радикальных исламистов. С поста был смещен муфтий Гусман Исхаков.

29 Олег Неменский
Вопросы национализма. Идеология мультикультурализма направлена против культуры как общенационального явления, отрицает единый культурный стандарт внутри национального государства.

29 Георгий Волков
Казацкий вопрос. При проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году решением Правительства РФ было дано разрешение желающим в графе «национальность» писать «казак», таким образом, впервые в послереволюционную эпоху на официальном уровне определялось право казаков на этническую самоидентификацию.

28 Семён Резниченко
Судьба Кавказа. Кавказцев несомненно ждёт разная судьба. Остановимся в начале на самой малочисленной группе. На тех, кто выберет европейский образ жизни. Они не будут иметь достаточного влияния на свои этносы.