Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
МНЕНИЯ » Версия для печати
-07-13 Василий Смирнов
Миноритарий “Тольятттиазота” “химичит” с экологией
Продолжение расследования нашего постоянного автора Михаила Мальцева о методах ведения бизнеса владельца компании “Уралхим” Дмитрия Мазепина

Фанаты «Матрицы» наверняка помнят книгу с таким названием, на которой значится слово «симулякр». Но что это такое, если говорить простым человеческим языком? Это обозначение, символ предмета, в реальности не существующего. То есть, вроде, слово есть, а того, что оно обозначает – нет.

Нет в принципе. По определению, как принято говорить сегодня.

Словосочетание «экологическая безопасность» в исполнении менеджеров компании «Уралхим» - классический симулякр.

Буквально на днях владелец химического монстра Дмитрий Мазепин в очередной раз рассказывал губернатору Кировской области о том, как замечательно его компания занимается рекультивацией Кирово-Чепецкого промышленного узла, где «был накоплен существенный экологический ущерб в результате промышленной деятельности».

Понятно, что в устах олигарха весь ущерб был причинен ДО того, как в 2004 году путем махинаций он смог «изъять» активы одного из главных своих предприятий у, казалось бы, всесильного «Газпрома». Теперь же «Уралхим» не приходя в сознание героически борется – причем во всех регионах присутствия – за экологичность производства и чистоту окружающей среды.

Красноречие Мазепина в Кировской области вполне объяснимо – надо и губернатору правильные слова сказать да и об особом внимании к городу и региону Юрия Трутнева не забывать. В «Уралхиме» до сих пор с содроганием вспоминают приезд министра в 2009 году, когда на кирово-чепецком заводе произошла авария и погиб рабочий. Тогда Трутнев устроил разнос и требовал жестко наказать виновных.

Но оставим экологически чистую потемкинскую деревню «Уралхима» в Кировской области и посмотрим, что делается в нескольких десятках километров от столицы России, в Воскресенске на принадлежащем компании Заводе минеральных удобрений (ВМУ).

Предприятие вошло в империю Мазепина весной 2008 года. Как говорили тогда местные жители, глава «Уралхима» в Воскресенск «ворвался, как в песне поется – на лихом коне. Мы тут то, мы тут се, ВМУ на местное сырье переведем, новые технологии запустим, всех облагоденствуем. В далекие времена таких героев называли старым, но емким словом – фанфарон».

Мазепин быстро договорился с тогдашним мэром города Юрием Слепцовым. Позднее, в 2010 году этого человека задержат за взятку и снимут с должности, в марте -го отпустят, назначив штраф в 18 миллионов рублей (и ведь заплатит – не иначе как с честной трудовой зарплаты. Или с накопленного во времена дружбы с Д.Мазепиным «жирка»?) Но это будет потом, а тогда при молчаливом (и не бескорыстном?) молчании Слепцова Дмитрий Аркадьевич делал все, что хотел.

Мы не будем говорить о том, как он кропотливо уничтожал «социалку» и городской Дворец культуры, как выводил на баланс своих структур железнодорожные пути, как останавливал завод... все это требует отдельного рассказа. Лучше поговорим об экологии. Завод насчитывал уже не один десяток лет. Оборудование старое, требовало замены. Предприятие расположено в центре города. Вокруг – жилые дома, под боком – Москва-река.

«Зайдя» на завод, Дмитрий Мазепин вопросами экобезопасности себя не утруждал. «Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, …при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы». Эти слова Томаса Даннинга, повторенные Карлом Марксом в «Капитале», бывший суворовец Мазепин усвоил хорошо. Ему было совершенно все равно, что заводская печь по сжиганию серы работала одну неделю в месяц, за это время производилось 10-12 тысяч тонн кислоты, после чего печь глушили. Такой производственный цикл наносил прямой ущерб здоровью людей и окружающей среде. Для того чтобы запустить печь вновь, ее нужно двое суток разогревать. В процессе разогрева в атмосферу выбрасывалось большое количество окиси серы и сернистого ангидрида. То же самое происходило и в течение суток при остывании печи. Таким образом, три дня каждый месяц сернокислотное производство просто травило все живое вокруг. Соединяясь с водой, этот газ образует серную кислоту. Представим, что в момент выброса над Воскресенском и окрестностями идет дождь…

Полагаю, что в то время норма прибыли была весьма высока.

Ввиду такого наплевательского отношения к вопросам экологии и безопасности аварии и ЧП в Воскресенске продолжались. 19 мая 2009 года произошел залповый выброс в атмосферу минеральной пыли из цеха «Аммофос-1». 10 июля - очередной выброс. Что за вещество вылетело в атмосферу, так и осталось неизвестно, но садоводы в пятикилометровой зоне вокруг предприятия жаловались, что на их участках выгорела растительность.

Обеспокоенные горожане и рабочие предприятия, в отличие от Мазепина понимающие, чем чревато такое пренебрежение, завалили письмами и обращениями Ростехнадзор и Росприроднадзор. В результате Ростехнадзор требует в целях безопасности отключить 70 процентов старых агрегатов. Иначе техногенной катастрофы не избежать. Но завод продолжает работу. С грубейшими технологическими нарушениями в первой половине 2009 года Воскресенский химкомбинат наработал 150 тысяч тонн удобрений. Для сравнения: ОАО «Аммофос», что в Череповце, производило в то время примерно в 30 раз больше, и при этом не загрязняло атмосферу, соблюдая технологические нормы.

Тогда же проводит внеплановую проверку Росприроднадзор – и находит грубейшие нарушения соблюдения требований природоохранного законодательства. По результатам Департамент Росприроднадзора по Центральному федеральному округу возбудил 9 дел об административных правонарушениях. Однако на составление протоколов об административных правонарушениях и вручение копий представитель «Уралхима» просто не явился.

Мазепину было плевать. И дальнейшие события подтвердили это. Протоколы Росприроднадзора направляются в Воскресенский городской суд, но буквально через 10 дней… возвращаются назад – якобы в связи с неправильным оформлением.

Как здесь не вспомнить дружбу с мэром Слепцовым.

Но Мазепин, будучи человеком ушлым, понимает, что формат присутствия надо все-таки менять. И на заводе устраивают… день открытых дверей. А то, мол, даже местные жители боятся завода и всякое в газетах пишут, говорили мазепинские пиарщики. Приехавшую из Москвы команду прикормленных экологов встретили как положено – потемкинские деревни они ведь в любом месте растут при желании. Показали чистоту на площадке, зеленые насаждения на территории – явный, надо понимать, признак экологического благополучия. Насчет последнего скажу: когда служил срочную в тогда еще Белорусской ССР, мы к 1 марта сбивали лед со всех асфальтированных дорожек (замполит бригады говорил, что на календаре - весна, а весной снега нет, следовательно их не должно быть на дорожках) и к приезду начальства красили траву около станции в зеленый цвет. И очень потешно было весной наблюдать в проталинах жесткие, покрытые масляной краской былины.

Позже довелось побывать на современнейшем (по тем временам) алюминиевом заводе в Саяногорске. Так там тоже на территории тюльпаны на клумбах цвели. Вот только рабочие к 40 годам всем своим организмом постигали недобрый смысл слова «флюороз». Вспоминается и Котласский ЦБК, над которым висел убойный, «тонкий» запах метилмеркаптана и детская заболеваемость в округе превышала все мыслимые пределы.

Журналисты стали задавать неприятные вопросы, просили показать те участки, демонстрация которых в план пиар-мероприятия отнюдь не входила. В общем, вышло все скомкано и неубедительно. Получился «день приоткрытых дверей», как с печальной иронией заметила одна из местных газет.

В итоге ничего не изменилось. Была проверка в декабре 2009-го, в январе 2010-го, после очередной аварии. Материалы снова были переданы в суд. А в феврале 2010 г. Аж само Минприроды РФ просило возбудить уголовное дело, поскольку его сотрудников банально не пустили с проверкой экологии на ВМУ. Просто захлопнули перед носом дверь. В прямом смысле.

Потерявшие надежду жители обращались с письмом к Владимиру Путину, собирались перекрывать трассу. Дошло до того, что из-за действий руководства «Уралхима» Воскресенск занял вторую строчку в списке городов с высокой социальной напряженностью после Пикалево.

«Подобное пренебрежение и безалаберное отношение к вопросам экологической безопасности недопустимо», заявил, характеризуя деятельность «Уралхима» заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере природопользования Алексей Акулов. Нельзя «никому… позволять игнорировать и безнаказанно нарушать требования природоохранного и экологического законодательства Российской Федерации», подчеркнул он.

Никому. Даже бывшему суворовцу Мазепину.

По материалам www.og.ru

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Свобода слова
ПОЛЕМИКА
2008-07-01 Левон Мелик-Шахназарян
Нацвопрос. Днем национального спасения в Азербайджане считают день возвращения курда Гейдара Алиева к руководству. К концу жизни Алиев обеспечил курдов непререкаемой властью в республике.
ИНТЕРЕСНОЕ