Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
КОЛОНКИ » Версия для печати
-08-07 Даниил Константинов, политзаключённый
Заметки из камеры. Политические «уголовники»
В России уголовное преследование по сфабрикованным делам – наиболее действенный и жесткий метод борьбы с оппозицией

Владимир Путин любит повторять, что в России нет политических заключенных.  Дескать, не пойму, чего требует оппозиция, кого освобождать? Уголовников, злодеев, мошенников? Вор должен сидеть в тюрьме!

Насколько мне известно, эту точку зрения разделяют и многие наши сограждане, и не только те, кого принято относить к «простому народу», но и представители славной российской интеллигенции.

По известному принципу: «То ли он украл, то ли у него украли, но в краже замешан».

Политизированная часть общества, разумеется, с этим циничным принципом не согласна.  Но и здесь много путаницы – кого относить к политическим, кого не относить, часто зависит от субъективных вкусов и пристрастий.

А, между тем, говоря формально,  Путин совершенно прав, и в этой правоте вся подлость  нынешней российской политики.

В псевдодемократическом государстве, коим является Российская Федерация,  нет, и не может быть политических репрессий.  Формально  в современной России нет политических заключенных, хотя бы потому, что в Уголовном кодексе РФ отсутствует понятие «политическое преступление»  и соответственно нет статей за таковое карающих.

Есть, правда, пресловутые 280-я и 282-я статьи, наводящие на мысли о политических репрессиях, но даже их политический характер слегка завуалирован размытыми формулировками об «экстремизме» и «возбуждении ненависти».

И как бы мы ни относились к этим статьям (а лично я отношусь к ним крайне отрицательно и выступаю за их немедленную отмену), следует признать, что открыто и прямо посадить человека на скамью подсудимых за принадлежность к политической оппозиции в Российской Федерации невозможно.

Но этого,  оказывается,  и не требуется.  Разнообразие статей УК РФ, карающих за самые обычные уголовные преступления, открывает широкий простор для «творческой фантазии» охранителей нынешнего режима. Власть имущие широко привлекают репрессивный аппарат правоохранительных органов и спецслужб для подавления политической оппозиции и инакомыслия. Следственный комитет, прокуратура и МВД  на глазах превращаются в конторы по подысканию подходящих статей УК для политических. Был бы оппозиционер, а статья найдется!

Вот и Алексею Навальному предъявили обвинение.  Конечно «экономика»: с насильственными преступлениями он «не монтируется» в принципе, типаж не тот, в наркотики тоже никто не поверит, слишком четкая речь, слишком ясные глаза, да и вообще – человек солидный.

Это вам не изначально малоизвестная нацболка Таисия Осипова, не внешне грубоватый Сергей Удальцов, якобы избивший женщину, и не «брутально-бритый» Даниил Константинов, по версии следствия, мастерски владеющий ножом.  

Нет, Навальный – он приличен. Ему вменяют «лес», утверждают, что несколько лет назад, в бытность его помощником на общественных началах губернатора Белыха, он якобы что-то на этом лесе что-то наварил. При этом обвинение выдвинули только сейчас, когда Алексей стал одним из признанных лидеров протестного движения.

Из той же оперы и «незаконная предпринимательская деятельность» Гудкова - старшего, которой вдруг (и кстати) так озаботился Следственный комитет. Геннадий Гудков – яркий оппозиционный политик, один из немногих депутатов Госдумы, осмелившийся открыто связать себя с массовыми уличными протестами. И преследуют его, конечно, за политику. Сначала развалили бизнес, теперь подгоняют подходящую статью УК.

Не следует забывать и тех, кого сегодня судят по околополитическим 280 и 282 статьям.

Абсурдное по сути преследование публициста Константина Крылова, которого пытаются упечь в тюрьму за нелицеприятную оценку существующей экономической системы, вопиющее «дело двенадцати», которое еще называют «делом питерских интеллигентов» - все это элементы наступательной репрессивной политики властей, нацеленной на парализацию протестного движения.

Совершенно очевидно: в современной России  уголовное преследование по сфабрикованным делам – наиболее действенный и жесткий метод борьбы с оппозицией.

Здесь уместно вспомнить и Ходорковского, и Мухачева, и многих других оппонентов правящего режима, осужденных по чисто уголовным статьям, но явно из политических соображений.

Все эти факты достаточно широко известны.

Приходится удивляться, что при этом находятся еще « аналитики», заявляющие о своей неангажированности  и умудряющиеся усомниться в политическом характере уголовного преследования оппозиционеров. Мол, обвинение – то уголовное, чистая уголовка! Надо дождаться суда, он разберется, а уж потом делать выводы.  Такие вещи мне приходилось слышать и о моем деле, хотя о поступающих в мой адрес угрозах со стороны пресловутого центра «Э» я публично заявил еще до ареста.

Лукавая, с двойным дном позиция: те же самые люди в иных случаях с пеной у рта доказывают, что в современной России нет правосудия. Значит, в одних случаях нет, а в других, все-таки, есть?

Господа, вы уж определитесь!

Необходимо, наконец, осознать: все лидеры и активисты оппозиции, попавшие под пресс уголовного преследования,  независимо от вменяемых им статей УК, это актуальные или потенциальные политзаключенные.  Хотя бы потому, что рассчитывать на объективное и непредвзятое судебное разбирательство в этих случаях очевидно не приходится. Тем более, что в большинстве случаев резонансные политико - уголовные дела рассматриваются судьей единолично. А судья -  это вам не присяжные заседатели!

И уж конечно надо бить во все колокола, если оппозиционер или диссидент заранее публично заявляет об опасности фабрикации против него уголовного дела.

В этой связи настораживает  недавнее заявление предпринимателя и совладельца «Новой газеты» Александра Лебедева, предупредившего общество  о том, что он может стать фигурантом сфабрикованного уголовного дела. Такими словами серьезные люди попусту не бросаются.

На мой взгляд, важнейшая на сегодняшний день задача протестного движения -  мобилизация общественного мнения на поддержку и защиту всех жертв политических репрессий, в каких бы формах эти репрессии ни осуществлялись. Если мы не сумеем вынести на божий свет грязные технологии власти по фабрикации уголовных дел, если не сможем преодолеть архаичные идеологические предубеждения, то у протестного движения в России будущего нет. По крайней мере – ближайшего будущего. Нас пересажают поодиночке.

Надеюсь, нам всем хватит мудрости и элементарного чувства солидарности, чтобы сообща, забыв про идеологические шаблоны,  не только выстоять, но и победить.

И последнее: помните знаменитое изречение Йозефа Геббельса: «Чем больше ложь, тем скорее в нее поверят»?

Не удивлюсь, если завтра кого-нибудь из оппозиционеров обвинят в педофилии, а послезавтра «разоблачат» целую организацию шпионов и диверсантов в протестном движении.

 Будьте бдительны, не попадайтесь на эти удочки!

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Протест-
ПОЛЕМИКА
2008-07-01 Левон Мелик-Шахназарян
Нацвопрос. Днем национального спасения в Азербайджане считают день возвращения курда Гейдара Алиева к руководству. К концу жизни Алиев обеспечил курдов непререкаемой властью в республике.