Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
Ликвидируем политическую монополию » Версия для печати
Идет ли Путин по пути Милошевича?
-08-23 Бранко Радун
Идет ли Путин по пути Милошевича?
Сербский урок

Сербам и русским, а также народам, близким им по крови, свойственны общие черты, а также «параллельные» этапы развития: со времени формирования государства в орбите византийской цивилизации, через медные трубы «доминирования Азии», времена модернизации нового времени и европеизации, вплоть до коммунизма и посткоммунистического периода. В последнее время по некоторым этапам опережает всех Сербия. Именно она может послужить примером того, что ждет Россию в ближайшем будущем.

Когда мы зададимся вопросом, почему с нами произошло то, что произошло, чаще всего можно дать два ответа. Защитники «проекта» в историческом развитии видели в развале СФРЮ и последовавших событиях репетицию для СССР, тогда как с другой стороны «процессуалы» видят в этом похожие исторические и социальные процессы, которые параллельно достигли своего апогея. Правда находится где-то посередине этих двух мировоззренческих позиций.

В качестве примера «параллельной истории» можно привести начало протестных движений «несистемной оппозиции». Эти протесты организовали альтернативные группы блогеров, общественные деятели и, в основном, представители недовольной столичной элиты. Конечно, эти протесты поддержал американский неправительственный сектор, отвечающий за демократизацию «недемократичных режимов». Со стратегической и геополитической точки зрения ясно, что за этим стоит и попытка «смягчения» позиции России перед апогеем событий на Ближнем Востоке (Сирия, Иран…).

Нас же в этой статье интересует параллельный процесс возникновения так называемой «сцены второй Сербии» в рамках протестов против Милошевича во второй половине 90-х годов. Большой процент протестного ядра состоял из городской элиты, обладавшей привилегированным положением в обществе, именно она стала самым говорливым и возмущенным «борцом против авторитарного режима». Похожую ситуацию мы наблюдаем сегодня и в России. Протестным ядром стали недовольные представители московской элиты и их дети.

Требования очень похожи на те белградские 90-х годов – «не уйдем отсюда, пока он не оставит свой пост». Но разница в том, что режим Милошевича недооценил протестантов, а особенно антиправительственную организацию «Отпор», тогда как Путин и его окружение достаточно серьезно поняли угрозу, исходящую с этого фланга. У них, по крайней мере, более богатый опыт «цветных революций», из которых первая состоялась 5 октября в Белграде. Конечно, 15 лет кардинально отличают сегодняшнюю Россию от той Сербии начала XXI века.

В качестве примера данной параллели могут послужить и реакции на хулиганство панк-группы „Pussy riot”. Группа общественных деятелей подписала петицию, в которой требует смягчить наказания, а все ради «свободы творчества». Таким образом, власть и суд оказались в неприятной ситуации: если они уступят либералам, то создадут прецедент для еще худших провокаций местных либералов и глобалистов, так как интеллектуальная и культурная элита склонна к «левым поворотам».

Как властям неудобно судить в Москве Ксению Собчак, так и режиму Милошевича было не с руки арестовывать и наказывать «молодых, красивых и талантливых» представителей своей же собственной элиты. Кто-то очень лукавый придумал, чтобы в первой линии наступления шли молодые представители элиты, против которых система не способна жестко реагировать. Так же и Милошевич не знал, что делать со студентами, интеллигенцией и молодежным антиправительственным движением «Отпор». Они били по слабым местам системы власти, но при всем при этом, эти группы было тяжело назвать «врагами и предателями».

Возникает вопрос, как произошло преобразование части коммунистического правящего класса в новую глобалистическую квази элиту, которая готова ради своих амбиций или стремления к переменам играть в русскую рулетку с хаосом и возможным развалом своей страны. Существует глубокий славянский «революционный идеализм», требующий всеобщей справедливости. Но этим идеализмом очень легко можно злоупотребить и манипулировать. Этому способствуют и процессы придания интеллектуальной элите характера секты, которая отчуждается от собственного народа и традиций, начинает вести миссионерскую борьбу и крестовые походы против «устаревшего прошлого». Эта часть «элиты» агрессивных либералов и модернистов сегодня ведет своеобразную гражданскую войну против государства, церкви и традиции. Они способны привлечь на свою сторону молодых и недовольных к исполнению своих подчас разрушительных целей, а многие могут использовать их так, чтобы энергию недовольства социальными противоречиями направить в разрушительное русло деятельности против государства и национальных интересов. Много сейчас в России людей, наивно полагающих, как и в Сербии девяностых, что ради борьбы за «демократию» они могут пожертвовать гражданским миром и стабильностью в обществе.

Если в обществе, а особенно в молодежной и студенческой среде, будет проиграна битва идей, а Милошевич проиграл ее, так как не придавал ей особого значения, то будет потеряно тем самым и будущее данного политического курса. Если среди молодежи победит идея «Демократия любой ценой» и если режим будет воспринят как омерзительный и отрицательный, то против него появится мощная духовная сила, с которой тяжело можно справиться. Энергия, требующая изменений и модернизации, может быть использована и как двигатель прогресса, если ее направить с пользой для дела, но может стать и разрушительной для общества, если ее игнорировать. Суть в том, чтобы в качестве альтернативы была предложена новая идейная матрица и новые совместные цели, приемлемые для молодых и амбициозных людей.

На уровне политической организации «оппозиции» интересно, как сформирован конгломерат либералов, националистов и неокоммунистов, которые вместе маршируют против Путина и напоминают такой своеобразный «политический сербский микс». Если необходимо создать консолидированный фронт протии «режима» то те, кто планируют его ослабление, включаются в проект борьбы «против Милошевича»: это и различные политические организации, левые и правые, молодежные движения, профсоюзы и даже представители церкви. Чтобы объединить идейно такие движения, им ставится простая совместная цель – «президент должен покинуть свой пост». Это, конечно, не является политической программой (но она может отсутствовать на данном этапе). С требованием смены первого лица государства могут согласиться люди как с различными, так и противоположными убеждениями.

Хотя в Москве на антипутиновских протестах было свыше 10000 людей, что и не так много для многомиллионной столицы, все же, раньше подобного не было. Хоть граждане и понимают, что требования «несистемной оппозиции» нереальны, что их поведение больше похоже на цирк, чем политика, как то, что они точно получили финансовую помощь с Запада, им удалось инициировать отдельные процессы. Сейчас появились сложные вопросы. Да, Владимир Путин победил с большим перевесом на президентских выборах, но это не должно вводить в заблуждение тех, кто следит за российской политической сценой. Хотя граждане России не воспринимают его как лицо, виноватое за огромную коррумпированность и бюрократизацию, ему идет во вред то, что делают или не делают олигархи или госчиновники.

Проблема, с которой столкнулся Милошевич, а с которой еще предстоит столкнуться Путину, не решается лишь за счет разоблачения притоков иностранных денежных средств в руки оппозиционеров. Милошевич и проправительственные СМИ повторяли, что оппозицию «содержит заграница, разрушающая систему», но со временем сила этого аргумента ослабла. Ослабла она именно тогда, когда общественность на своей шкуре испытала кризис, коррупцию и бедность. По прошествии нескольких лет обвинения в СМИ, из которых многие не были доказаны, перестали действовать на общественное мнение, которое постепенно склонялось к оппозиции. Это значит, что если в политической и социальной жизни не будет проиведено кардинальных изменений, как-то борьба с коррупцией или новые проекты развития, которые бы вдохнули жизнь в квелое производство, общественность может легко обратиться к «иностранным наемникам».

Поддержка протестов невелика, но все же это является посылом для властей о существовании большого недовольства среди граждан состоянием экономики и социальной сферы (коррупция, недостаток развития, рост бытовых расходов, нелегальная эмиграция…) Это вызов, на который власть должна с успехом ответить, если хочет быть авторитетной для своего народа.

По поведению вновь новоизбранного президента мы видим, что он понимает сложившуюся ситуацию. Но встает вопрос, понимает ли ее государственно-финансовая элита, создавшая свой параллельный мир, далекий от обычного русского человека и его проблем. От ответа на эти вопросы и от ответа на вызовы кризиса зависит судьба российского правительства и государства, которое находится примерно в той же позиции, что и Милошевич в середине 90-х годов.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
Ликвидируем политическую монополию » Монополия
30 Арина Чайковская
Гражданское общество. Сейчас ульяновский проект «Виртуальное Гражданское Правительство» внедряется в Удмуртскую республику, Новосибирск, Красноярский край и Хабаровский край. Наши коллеги осваивают управление аналогичными порталами и наполняют картотеку чиновников своего региона.

30 Игорь Бойков
Убийство шейха. Итак, в Дагестане произошло очередное политическое убийство, ещё сильнее приближающее нас к кровавой смуте на южных рубежах страны.

30 Айрат Калимуллин
Радикальный ислам. Весной 2011 года смена руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан вызвала, мягко говоря, настающую истерию среди местных радикальных исламистов. С поста был смещен муфтий Гусман Исхаков.

29 Олег Неменский
Вопросы национализма. Идеология мультикультурализма направлена против культуры как общенационального явления, отрицает единый культурный стандарт внутри национального государства.

29 Георгий Волков
Казацкий вопрос. При проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году решением Правительства РФ было дано разрешение желающим в графе «национальность» писать «казак», таким образом, впервые в послереволюционную эпоху на официальном уровне определялось право казаков на этническую самоидентификацию.

28 Семён Резниченко
Судьба Кавказа. Кавказцев несомненно ждёт разная судьба. Остановимся в начале на самой малочисленной группе. На тех, кто выберет европейский образ жизни. Они не будут иметь достаточного влияния на свои этносы.