Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
Ликвидируем политическую монополию » Версия для печати
Абхазия: синдром страуса в осаждённой крепости
-08-28 Авраам Шмулевич
Абхазия: синдром страуса в осаждённой крепости
Полупризнанные государства

В Абхазии безоговорочная поддержка со стороны России почему-то молчаливо предполагается как само собой разумеющаяся. Однако она отнюдь не очевидна.

Зачем Россия нужна Абхазии – понятно. Но зачем Абхазия России – ответ на этот вопрос не столь однозначен. По сути, для России Абхазия сегодня – это еще один дотационный кавказский регион, который к тому же доставляет кучу международных проблем.

- В эти дни многие в абхазском обществе, в частности в блогосфере, активно обсуждают появившуюся позавчера и опубликованную на целом ряде русскоязычных сайтов статью известного израильского раввина и политолога, специалиста по Кавказу, Авраама Шмулевича "Полупризнанные государства на Кавказе: три варианта развития событий" - так пишет "Эхо Кавказа".

Опубликованная на АПН моя статья "В состав РФ войдёт новая кавказская автономия – Абхазская?» вызвала определённый резонанс. В абхазских медиа и блогосфере она была перепечатана под заглавием "Полупризнанные государства на Кавказе: три варианта развития событий" и уже под этим заглавием пошла вновь гулять по российским и кавказским медиа. (Мне известнго поряддка тридцати перепечаток).

Два известных абхазских публициста и общественных деятеля посвятили ей пространные ответы:

Беслан Кобахия. «О статье Авраама Шмулевича «Полупризнанные государства на Кавказе: три варианта развития событий»

и Виталий Шария. «Далекие от реальности варианты Шмулевича», обсуждение идёт в социальных сетях и форумах.

Не буду сейчас полемизировать с моими уважаемыми оппонентами - в ближайшее время, даст Б-г, на АПН выйдут еще два материала на абхазскую тему, и высказанные мною тезисы будут более очерчены. В том числе, я надеюсь внести окончательную ясность в вопрос о позиции российского МИДа относительно статуса Абхазии и ЮО.

Ограничусь сейчас лишь одним: вызванный моим текстом шквал полемики позволяет сделать несколько наблюдений над настроениями абхазского общества, его думающей части.

Я бы обозначил общее впечатление так: синдром страуса в осаждённой крепости.

Абхазы, конечно, находятся в непростой, стрессовой ситуации, и продолжается этот стресс уже двадцать лет. Признание Россией и введение в Абхазию российских войск сняло некоторые стрессовые факторы, зато добавило новых.

Реакция на эти вызовы, проявляющаяся в последнее время – делать вид, что их просто нет.

Основные вызовы существованию Абхазии можно сформулировать так.

1. Первым пунктом идут, конечно, Абхазо-российские отношения.

В Абхазии безоговорочная поддержка со стороны России почему-то молчаливо предполагается как само собой разумеющаяся. Однако она отнюдь не очевидна.

Зачем Россия нужна Абхазии – понятно. Но зачем Абхазия России – ответ на это вопрос не столь однозначен. По сути, для России Абхазия сегодня – это еще один дотационный кавказский регион, который к тому же доставляет кучу международных проблем.

При этом, у Абхазии нет абсолютно никаких рычагов давления на Россию или лоббирования своих интересов.

Полагать же, что независимость Абхазии является для русского общества и для определяющих политику России чиновников само собой разумеющейся ценностью - наивность, граничащая с идиотизмом.

Приведу мнение одного русского публициста, оно отражает достаточно распространенную для русских позицию: «Так или иначе, в этом вопросе власть и оппозиция (Абхазии) единодушны: абхазская элита упорно не желает даже близко подпускать россиян к управлению своим государством ни в политике, ни в экономике. Независимость превратилась в навязчивую идею». То есть, идея о том, что россияне должны управлять Абхазией кажется автору само собой разумеющейся! Он искренне не понимает, как это – абхазы могут хотеть сами управлять собой, когда рядом есть русские. Позиция очень типичная.

Между Россий и Абхазией встал и вопрос собственности на недвижимость. Согласно абхазским законам, недвижимость в стране могут приобретать только граждане Абхазии. Для абхазов это принципиальное положение – иначе в страну начнут возвращаться изгнанные в ходе войны грузины. Но в России отрицательный ответ на вопрос: «Должны ли граждане РФ иметь право покупать недвижимость в Абхазии»? – не кажется очевидным.

Однако пойти на то, чтобы разрешить россиянам приобретать недвижимость, Абхазия не может. Кроме тех же изгнанных грозненских жителей «Страны души», ныне ставших «дорогими россиянами», есть куда более серьезная проблема. Если российский капитал действительно получит свободный доступ в Абхазии - он скупит там абсолютно все, и для абхазов не останется места.

Для российских властей естественно, что любая вещь, которая имеет, хоть какой-то запах денег, используется для распила.

Сейчас Абхазия - это не очень денежное место, но, парадоксальным образом, Грузия, которая развивает туризм на черноморском побережье, бумерангом, косвенно, поднимет уровень туристической индустрии в Абхазии. Абхазы, чтобы конкурировать с черноморским побережьем Грузии, вынуждены поднимать уровень сервиса, развивать инфраструктуру и усиливать безопасность туристов. Как только абхазы реально достигнут этого, резко поднимется стоимость туристических объектов, а у российской власти сразу же появится желание все прикарманить.

Кроме того, на абхазском шельфе разведаны промышленно значимые месторождения нефти.

Есть и другие возможности монетизации Абхазии в интересах Кремля - вроде упоминавшегося мною плана превращения страны в международный оф-шор.

Пару лет тому назад вопрос недвижимости в российско-абхазских отношениях стоял очень остро, сейчас он как бы заморожен. Хотя недавняя безвозмездная передача МО РФ нескольких санаториев свидетельствует, что давление оказывается.

До зимней олимпиады Россия не будет слишком раскачивать абхазскую лодку, но после у Кремля будет еще четыре года до футбольного Мондиаля 2018.

Думаю, за это время Россия постарается продавить этот вопрос - разрешение на приобретение российскими гражданами недвижимости - и все, что будет иметь хоть какую-нибудь ценность, будет скуплено. Кремль никогда не упускает такие возможности.

И тогда с реальной независимостью Абхазии будет покончено, как, впрочем, и с возможностью нормализации отношений с Грузией, в той или иной форме. Излишне говорить и о возвращении грузинских беженцев.

2. Что касается международного признания Абхазии, не думаю, что вопрос его продвижения имеет значение для российской власти: она не очень-то заинтересована в нём. Мы видим, что Кремль остановился на двух или трех тихо-океанских атоллах, Венесуэле с Никарагуа. И хотя я помню свои разговоры с российскими политологами, которые говорили, что более 20 государств признают независимость Абхазии, их нет и в помине.

Более того, признавшие Абхазию две тихоокеанские микрореспублики Тувалу и Вануатуоказались в числе 60 государств, проголосовавших в Нью-Йорке за подготовленную Грузией резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН по «оккупированным Россией грузинским регионам». Что тогда вообще стило это «признание»?!

В какой-то степени, такое положение устраивает Россию. Абхазия, став субъектом международного права, будет проводить независимую политику. Кремль не заинтересован в этом. Он хочет превратить Абхазию в свой придаток, чтобы абхазское руководство было полностью управляемо, а Кремль получал бы доходы с черноморских курортов и использовал страну как «черную дыру» для распила.

3. Экономическое развитие. Абхазия оказалась «пристегнутой» к российской экономике и политической системе. И все проблемы России в этих областях стали и проблемами Абхазии. Но Россия – большая, ее так просто не свалишь. Для маленькой Абхазии российский системный кризис - более опасная болезнь, которая вполне может привести к летальному исходу.

За 20 лет независимости не удалось построить здоровую, да хотя бы, просто работающую, экономику. Можно сказать, что сегодня Абхазия выживает, в основном, за счёт прямых российских вливаний. В итоге - тотальная коррупция и непрофессионализм на всех уровнях. Инфраструктура – от качества инета до состояния жилищного фонда и дорог, от школьного образования и до туристского сервиса – находится на уровне много ниже мировых и даже российских стандартов. По всем этим показателям нарастает отставание от Грузии.

Приведу мнение российского эксперта: «Когда я приехал в Абхазию сразу после признания, привезя ряд интересных инновационных проектов, принимавшие меня абхазские чиновники делали круглые глаза и говорили: «Вы что! Какие инновации?! У нас есть курорты, мандарины! Что нам еще нужно?»
Это реальная проблема Абхазии. Дело не в том, что ей не нужны инновации, ей вообще не нужна самодостаточная экономика. Ей нужны российские инвестиции, российские же туристы и российские же потребители мандаринов. Власть хочет паразитировать на российских дотациях в ущерб развитию собственной страны».

4. Криминализация политики. Политические убийства.

В последние годы в Абхазии происходят странные и зловещие вещи – череда нераскрытых политических убийств и похищений, странных смертей задержанных. Все они остаются нераскрытыми. Можно вспомнить несколько "странных" убийств ключевых исламских активистов,

Кого-то неизвестные расстреляли прямо на пороге мечети. Потом пошла полоса «просто» убийств мусульман. Потом убийства закончились, начались отравления. В машине сухумского муфтия нашли подрывное устройство.

Можно вспомнить и череду покушений на президента Александра Анкваб, и убийство тех, кого власти обвинили в их организации и исполнении, например, 18.04. в сухумском СИЗО МВД Абхазии повесился один из задержанных по подозрению в покушении на Анкваб Тимур Хутаба. Генпрокуратура Абхазии сообщила о самоубийстве при задержании одного из самых известных людей в Абхазии, бывш. министр МВД и секретаря Совбеза Алмасбея Кчач, который подозревался в причастности к организации покушения на президента. В мае Совет безопасности Абхазии сообщил, что с Кчачем были связаны фигуранты уголовного дела о Абхазском джамаате, по подготовке терактов в Сочи. В ходе спецоперации арестованы трое лидеров абхазского филиала террористической организации «Имарат Кавказ». А 16 авг. "Кавказская политика" опубликовала статью ставропольского журналиста Владимира Колесникова «Смерть генерала. Абхазский тупик: хроники надежд и преступлений». Материал о генерале Алмасбее Кчач. Журналист доказывает, что его застрелили. Причем сделал это российский спецназ.
Статья была по этому линку на странице КП на ЛЖ с и по этому - на сайте издания. А теперь вдруг - исчезла. До этого пресс-служба Генпрокуратуры сделала специальное заявление, в котором она называет статью провокационной.

- Что вообще у происходит в Абхазии? Все это начинает выглядеть как смесь Россия 90-х с Латинской Америкой 60-х.

5. Религиозный фактор. Багапш сказал в свое время, что «Абхазия – это православная страна». При этом в Абхазии есть и мусульмане, и представители традиционной абхазской религии. До сего момента эти три религии мирно сосуществовали в Абхазии, причем зачастую сосуществовали в головах одних и тех же людей. Можно даже сказать, что значительная часть абхаз была такими своеобразными «троеверами». Но сейчас абхзские мусульмане православные выходят из религиозной изоляции. Все большее число абхаз получает «правильное» религиозное образование в находящихся вне пределов страны учебных заведениях «материнских» конфессий. В «Страну души» прибывают религиозные деятели из ближних и дальних стран (самый нашумевший пример – деятельность проф. дьяка Андрея Кураева). Адепты традиционной абхазской религии тоже начали проявлять внешнюю активность, несвойственную им ранее. Дошдо до непредставимой ранее вещи - жрецы абхазской традиционной религии недавно организовали политическую партию. Наконец, репатриация зарубежных абхазов, если она действительно примет сколь -нибудь массовый характер, сделает Абхазию мусульманкой страной. Не в этом ли кроется причина того, что, по сути, власти Абхазии все эти года тормозят «по-тихому» вопрос репатриации. Как далее будет развиаться ситация в этой тончайшей и чувствительнейшей области? Вопрос.

6. Национальные отношения.

Это одна из самых табуированых тем в Абхазии. Иногда нежелание говорить о них принимает просто курьезные формы. Так, в упоминавшемся отклике на мою статью г-на Шария «Далекие от реальности варианты Шмулевича», автор , говоря о данных опроса, согласно которым четверть граждан Абхазии хотели бы при соединения к России, он пишет:

«Но, во-первых, абхазы и жители Абхазии – далеко не одно и то же. Неужели Авраам Шмулевич запамятовал или вообще не обратил внимания, что подавляющее большинство из этой "четверти", согласно опросу, – армяне, русские и представители других национальных общин. А что удивительного в том, что русские хотели бы жить в России»? 

Ну и что?? Ведь все они граждане Абхазии? И вроде как, абхазское гражданство дает одинаковые права для всех - в том числе и право решать судьбу Абхазии.

Абхазский общественный деятель продолжает: «Не сомневаюсь, что и миллионы русских, живущих в восточных и южных регионах Украины, были бы совсем не против оказаться в РФ, но прекрасно понимают, чем чревата гипотетическая попытка подобного пересмотра существующих границ. Точно так же отдают себе отчет в этом и многие представители национальных меньшинств в Абхазии, которые хотели бы "присоединения".

Как говорится, с этого момента подробнее. Очень хотелось бы услышать, чем чревата гипотетическая попытка граждан Абхазии неабхазских национальностей высказать свое, отличное от мнения абхазов, мнение о ее судьбе страны, где родились они и их предки.

7. Отсутствие стратегии в отношении Северного Кавказа.

Я не касаюсь абхазо-черкесских отношений, и вообще отношений Абхазии и Северного Кавказа – просто потому, что тут требуется отдельный разговор. Ограничусь лишь цитатой из статьи известного журналиста Дэмиса Поландова: «полное отсутствие стратегии в отношении Северного Кавказа у сегодняшних абхазских властей. Абхазия имела колоссальный ресурс в виде утвердившегося за последние 20 лет в общественном сознании российских адыгов и абхазов Абхазии стереотипа об адыго-абхазском единстве».

8. Абхазский проект переживает глубокий кризис.

Перечень можно было бы продолжить. Но все эти проблемы есть производные одной ключевой проблемы: Абхазский проект переживает глубокий кризис.

Нынешняя модель управления страной, её выстроил в своё время под себя Ардзинба, полностью изжила себя. К сожалению, в Абхазии нет элитной группировки, которая в состоянии взять на себя ответственность за революционную трансформацию. Проект "другой" Абхазии даже не прописан.

Абхазам не позавидуешь.

Если бы это был другой народ - я бы сказал, что дело безнадежно.

Но абхазы уже сделали почти невозможное - 100-тысячный сельский провинциальный народ выбил себе независимость, начал играть сложную политическую игру на опережение, заставил работать на свою идею всех - и задаром, и так, что они сами не поняли, что происходит - и русских, и черкесов, и чеченцев, и мингрел, и даже Тбилиси... 

Но сейчас игра должна идти посложнее - потому как это уже финальная партия.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
Ликвидируем политическую монополию » Монополия
30 Арина Чайковская
Гражданское общество. Сейчас ульяновский проект «Виртуальное Гражданское Правительство» внедряется в Удмуртскую республику, Новосибирск, Красноярский край и Хабаровский край. Наши коллеги осваивают управление аналогичными порталами и наполняют картотеку чиновников своего региона.

30 Игорь Бойков
Убийство шейха. Итак, в Дагестане произошло очередное политическое убийство, ещё сильнее приближающее нас к кровавой смуте на южных рубежах страны.

30 Айрат Калимуллин
Радикальный ислам. Весной 2011 года смена руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан вызвала, мягко говоря, настающую истерию среди местных радикальных исламистов. С поста был смещен муфтий Гусман Исхаков.

29 Олег Неменский
Вопросы национализма. Идеология мультикультурализма направлена против культуры как общенационального явления, отрицает единый культурный стандарт внутри национального государства.

29 Георгий Волков
Казацкий вопрос. При проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году решением Правительства РФ было дано разрешение желающим в графе «национальность» писать «казак», таким образом, впервые в послереволюционную эпоху на официальном уровне определялось право казаков на этническую самоидентификацию.

28 Семён Резниченко
Судьба Кавказа. Кавказцев несомненно ждёт разная судьба. Остановимся в начале на самой малочисленной группе. На тех, кто выберет европейский образ жизни. Они не будут иметь достаточного влияния на свои этносы.
играть бесплатно в демо игры казино