Главная События Партии Пожелания Голосования Темы Выборы
Искать
Ликвидируем политическую монополию » Версия для печати
Муфтий Равиль Гайнутдин и исламофобия: пчелы против меда?
2011-03-31 Айрат Калимуллин
Муфтий Равиль Гайнутдин и исламофобия: пчелы против меда?
Ислам в России

24 марта в Москве прошло так называемое «Всероссийское мусульманское совещание», которое было проведено Советом муфтиев России (СМР). Однако статус «всероссийского» совещания сразу же оказался под вопросом. На мероприятие отказались приехать главы крупнейших отечественных исламских объединений: Верховный муфтий Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин, Председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев, Председатель Российской ассоциации исламского согласия Мухаммедгали Хузин и т.д. Духовное управление мусульман Республики Татарстан также фактически уклонилось от участия в сомнительном мероприятии. На совещание послали лишь одного представителя, статус которого, в общем, указывал на нежелание татарстанского духовенства лишний раз «светиться» в компании СМР. Центральные телеканалы России также не решились широко освещать данное мероприятие.

На совещание прибыл Советник управления президента России по внутренней политике Алексей Гришин. Представитель Кремля формально должен был повысить статус мероприятия. Однако в декабре 2010 года этот чиновник, являющийся по совместительству членом Правления Фонда поддержки исламской культуры, был зачислен муфтием Равилем Гайнутдином в ряды исламофобов. Поэтому незаслуженно обиженный человек, который по должностям обязанностям помогает представителям ислама в России, выступил с критикой мусульманского духовенства по вопросу расходования финансов из Фонда поддержки исламской культуры. Советник Кремля рассказал о том, каким образом в строящиеся мечети покупают унитазы по нескромным ценам: по 42 тысячи рублей за штуку! Видимо к таким покупкам были причастны именно представители СМР.

Слоган мероприятия был наполнен высоким духом патриотизма: «Россия — наш общий дом!». Однако сразу после выступления председателя СМР весь пафос патриотизма сошел на нет. Оказалась, что, по мнению Равиля Гайнутдина, угроза целостности России исходит не столько от экстремистов на Кавказе, а скорее от националистически настроенной русской молодежи, выступившей на Манежной площади. Отдельно муфтий затронул самую больную для него тему - исламофобию, которая действительно присутствует в российском обществе. Подобная проблема встречается не только у нас, но и на Западе, в США и т.д. Однако, если разобраться в причинах исламофобии в России, то окажется, что в ее разжигании важную роль играет сам Равиль Гайнудин и многие его соратники по СМР. Таким образом, получается как в русской поговорке: кто громче всех кричит «держи вора!».

Достаточно вспомнить самые одиозные фигуры, которые играют не самую последнюю роль в СМР. Среди них особо нужно выделить сопредседателя СМР Нафигуллу Аширова. Этот человек имеет криминальное прошлое, а его заявления не раз становились поводом для громких скандалов, которые вызывали бурю негодования у российской православной и мусульманской общественности. Наиболее запоминающееся предложение этого муфтия было озвучено в 2005 году - это требование убрать на паспортах кресты с герба России. Кресты, стоит отметить, фактически не были заметны на глаз, но Нафигулле Аширову российские паспорта ущемляли религиозные чувства. Каким образом на религиозные чувства муфтия влияли школьные тетрадки в клеточку и наличие перекрестков на улицах, осталось неизвестным. Не менее экстравагантными выходками Нафигуллы Аширова были попытки заступиться за экстремистскую партию «Хизб-ут-Тахрир», которая запрещена почти во всех странах мира. Вообще о проделках этого человека, которые нанесли серьезный удар по имиджу ислама в России, можно было продолжать бесконечно, но подобных персонажей в СМР предостаточно.

Защищать всякого рода экстремистов - эта старая добрая традиция в СМР. Можно вспомнить попытки другого сопредседателя этой организации - муфтия Саратовской области Мукаддаса Бибарсова, который в 2005 году даже направил письмо Владимиру Путину. Заступиться муфтий просил у тогдашнего президента за представителей экстремистской организации - «Таблиги Джамаат», которые были задержаны в мечети в Ульяновске. Однако СМР не ограничивалась только словами, но и в делах своих неукоснительно следовала принципам поддержки разного рода личностей, поступки которых вызывают множество вопросов. В начале неспокойных 90-х годов прошлого века некий Мухаммад Беджиев в Карачаево-Черкессии фактически создал незаконное вооруженное формирование. Он объявил себя имамом и стал строить независимый «Карачай». Тогда ситуацию удалось удержать, а ваххабитов в республики поставили на место. Странным образом, к удивлению многих, главный герой этой истории - Мухаммад Беджиев, после этого оказался в Москве. Шейх Карачай получил должность заместителя председателя Духовного управления мусульман Европейской части России, то есть попал в ближайшее окружение Равиля Гайнутдина.

Следует отметить, что СМР вообще многое связывает с подпольем Северного Кавказа. В частности известно, что именно по протекции Равиля Гайнутдина пост муфтия Северной Осетии в 2008 году получил Али Евтеев. Он сразу же вошел в состав СМР. Однако служение новоиспеченного муфтия продлилось недолго. В одном из интервью в мае 2010 года муфтий признался, что он был близок к представителям кабардино-балкарских незаконных вооруженных формирований. Оказалось, что член Совета муфтиев России был другом и учеником уничтоженных террористов - Анзора Астемирова и Мусы Мукожева. Кроме того, откровения и нелестные высказывания муфтия были направлены против православных сограждан Северной Осетии. После подобных заявлений грянул очередной скандал. Али Евтеев отстранился от должности и уехал в Саудовскую Аравию. Не трудно понять, что все эти факты, ставшие достоянием общественности, не самым лучшим образом отражались не только на имидже муфтия Равиля Гайнутдина и СМР, но и на имидже самого ислама в России.

Удивительным образом в биографиях уничтоженных террористов на Северном Кавказе ни раз всплывала организация СМР. Так в 2006 году в Дагестане был уничтожен вооруженный ваххабит Ясин Расулов, некоторое время числившийся в членах президиума Союза мусульманских журналистов при СМР. В этот же год такая же участь ждала и другого дагестанского ваххабита – Абузара Мантаева, также, по мнению экспертов, связанного со структурами СМР. Однако наиболее известным террористом, выпорхнувшим из-под теплых крылышек СМР, стал русский ваххабит Саид Бурятский. Биография этого человека многим известна: в рождении его звали Александр Тихомиров. Он долго находился в духовных поисках, обучаясь то в буддийском дацане, то в православной семинарии, то в подмосковном медресе «Расуль Акрам». Медресе действовало в рамках Духовного управления мусульман Азиатской части России, которое возглавляет все тот же сопредседатель СМР Нафигулла Аширов. На обучение за рубеж в Египет и Кувейт, «шейх» Александр, очевидно, тоже попал не без помощи организаций муфтия Равиля Гайнутдина. Однако просторного кабинета в офисе СМР, для излишне амбициозного Тихамирова, видимо не нашлось. В конечном итоге, после долгих мытарств по исламским организациям в Москве, он отправился на Северный Кавказ, где стал одним из наиболее кровавых идеологов ваххабитов. Духовные поиски «шейха» Бурятского закончились его уничтожением 4 марта 2010 года во время проведения спецоперации у села Экажево в Ингушетии. Перипетии с «шейхом» Тихомировым стали достоянием широкой общественности и навивали ужас простому обывателю. О роли СМР в «духовных» поисках жителя Бурятии никто не говорил, а улучшению имиджа ислама в России естественно все это не способствовало.

В освещении событий связанных с деятельностью экстремистов наподобие Саида Бурятского, особо удивляли медийные структуры, близкие к некоторым представителям СМР. Данные сайты и их авторы, в общем, вроде бы позиционировали себя как сторонники умеренного ислама и настаивали на «конструктивности» своей позиции. Однако, как правило, после каждого нелицеприятного факта или резонансного теракта, на сайтах появлялись публикации, основное содержание которых было наполнено конспирологическими изысками. Расуловы, Мантаевы, Бурятские и прочие, в этих журналистских рассуждениях становились подобно инопланетянам, которые спустились с Марса, а про их косвенную или прямую связь с официальными структурами СМР конечно умалчивалось. По мнению «просвещенных» журналистов, все происходящее было связано с деятельностью «коварных сил», как внутрироссийских, так и зарубежных. Примерно получалось так: злые спецслужбисты из ФСБ, Моссада, ЦРУ и т.д. сами готовили смертников и сеяли ужас в умы российского обывателя. Отдельная тема, конечно, посвящалась исламофобии. По мнению данных авторов, исламофобия разжигалась с целью легитимизации ущемлений прав мусульман в России. На правду не хватало мужества, все валилось с больной головы на здоровую. Правда заключалась в том, что люди, имевшие отношения к официальным структурам СМР, в определенный момент вдруг выходили на тропу войны и становились убийцами и террористами, а результат их «духовной» и «творческой» активности напрямую влиял на рост исламофобских настроений в российском обществе.

Говорить о нелицеприятных для СМР фактах, изначально было не принято. Любой, кто поднимал подобные темы, автоматически зачислялся в ряды исламофобов. Для руководства СМР «штатным исламофобом № 1» стал исламовед Роман Силантьев, открыто говоривший и писавший о всех неудобных моментах, которые ускользали от глаз российской общественности. Именно на Романа Силантьева со стороны активистов и медийных структур СМР сыпались все шишки и нелепые обвинения в исламофобии, стукачестве и прочих «грехах». Однако, руководству СМР все сходило с рук, а муфтий Равиль Гайнутдин продолжал всех заверять в своей патриотической позиции. Как станет ясно потом, уверенность руководству СМР придавала его тесная связь с Мэрией города Москвы. Как только после отставки Юрия Лужкова в сентябре 2010 года началась федеральная зачистка «московского хозяйства», положение муфтия Равиля Гайнуддина стало достаточно уязвимым.

После событий на Манежной площади, руководитель СМР окончательно сорвался и в интервью татарстанскому радио «Азатлык» (Свобода) в декабре 2010 года открыто обвинил федеральную власть в исламофобии и прочих кознях, якобы направленных против мусульманского сообщества России. Коренное население России, по мнению Равиля Гайнутдина, вечно пьянствовало, а пользу стране приносили только трудолюбивые мигранты. Грянул очередной скандал, попытки дезавуировать высказывания человека, претендующего на звание главы мусульман России, результата не принесли. На фоне нарастающих националистических тенденций подобные заявления стали очередной причиной роста исламофобских настроений в российском обществе.

Проведения «Всероссийского мусульманского совещания» это как раз попытка муфтия Равиля Гайнуддина вернуть к себе доверие со стороны общественности, власти и российского исламского духовенства. Такое мнение просматривается в большинстве комментариев и экспертных оценках. Правда, медийные ресурсы близкие к СМР вновь говорят о кознях против Равиля Гайнутдина, чуть ли не единственного, кто защищает интересы мусульман в России. Становится очевидным, что попытка изменить непростую ситуацию, в которой находится руководитель СМР и его окружение, оказалась весьма неудачной. В первую очередь, из-за неспособности признать собственные ошибки и просчеты. При этом проблему исламофобии, угрожающей единству нашей страны, нельзя искоренить вечными поисками врагов и заговорщиков

Муфтию Равилю Гайнутдину и его окружению нужно четко определиться, навести порядок и на корню пресекать любые проявления религиозного радикализма и экстремизма в собственных рядах. Необходимо поставить на место, либо просто избавиться от людей, чьи заявления и поступки порождают эту самую исламофобию и дискредитируют мусульман России в глазах православного большинства. Иначе, его ждет такая же участь, как и бывшего муфтия Татарстана Гусмана Исхакова. Напомним, что после заигрывания и потакания радикальным элементам, под давлением власти и общественности татарстанскому муфтию пришлось уйти в отставку.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
Ликвидируем политическую монополию » Монополия
30 Арина Чайковская
Гражданское общество. Сейчас ульяновский проект «Виртуальное Гражданское Правительство» внедряется в Удмуртскую республику, Новосибирск, Красноярский край и Хабаровский край. Наши коллеги осваивают управление аналогичными порталами и наполняют картотеку чиновников своего региона.

30 Игорь Бойков
Убийство шейха. Итак, в Дагестане произошло очередное политическое убийство, ещё сильнее приближающее нас к кровавой смуте на южных рубежах страны.

30 Айрат Калимуллин
Радикальный ислам. Весной 2011 года смена руководства Духовного управления мусульман Республики Татарстан вызвала, мягко говоря, настающую истерию среди местных радикальных исламистов. С поста был смещен муфтий Гусман Исхаков.

29 Олег Неменский
Вопросы национализма. Идеология мультикультурализма направлена против культуры как общенационального явления, отрицает единый культурный стандарт внутри национального государства.

29 Георгий Волков
Казацкий вопрос. При проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году решением Правительства РФ было дано разрешение желающим в графе «национальность» писать «казак», таким образом, впервые в послереволюционную эпоху на официальном уровне определялось право казаков на этническую самоидентификацию.

28 Семён Резниченко
Судьба Кавказа. Кавказцев несомненно ждёт разная судьба. Остановимся в начале на самой малочисленной группе. На тех, кто выберет европейский образ жизни. Они не будут иметь достаточного влияния на свои этносы.